Настя

Настя

Автор Мадина Варфоломеева, фото Анна Павлова

Тонированное стекло иномарки медленно поплыло вверх, закрывая озадаченное лицо молодого мужчины. Посмотрев вслед удаляющейся по улице фигурки девушки, он повернулся к пассажиру сидевшему на заднем сидении.

-Я же тебе говорил, не клюет она на богатых мужиков, — и с чувством некоторого восхищения добавил. – Девка, не той породы.

Пассажир, улыбнувшись краем губ, тронул за плечо водителя:

-Поехали Вадим.

Насте, редко выпадала такая удача – вернуться пораньше с работы домой. Сегодня судьба ей явно благоволила: главврач на пару дней уехала в управление, лежащих больных в их отделении не было. И дежурный врач, махнув рукой, отпустил ее домой. Наконец-то, можно будет забежать в сапожную мастерскую, забрать бабушкины туфли, по пути завернуть в аптеку, заскочить в магазин и, ну мало ли дел у молодой девушки! Солнце по-весеннему ласково грело своими лучами барахтающихся в лужах воробьев. Слежавшийся снег, плаксиво таял, распуская по тротуару веселые, журчащие ручейки.  Уныло стоявшие деревья, встряхивали под легким теплым ветерком своими ветвями, на которых набухали почки, чтобы через пару недель явить всем свой новый зеленый наряд.  Прекрасный день, отличное настроение! Если бы не одно «но». Который день Настю по дороге с работы домой, нагоняет автомобиль и хамоватый парень, сидящей в ней, начинает к ней приставать. Знакомые девчонки от зависти обмирают, гадая, чем же ему приглянулась Настя. Одета простенько, волосы собраны в хвостик и всей косметики на лице – розовая помада на губах, ну прям мышка серенькая. А он ей и: «садись, прокачу и, давай подвезу и, в ресторан закатим». Настя только плечами пожимает: а зачем, он ей? Не в деньгах ведь счастье, главное, чтобы душа к человеку лежала, а остальное приложится. Слушая ее размышления, подруги откровенно смеялись над ее наивностью. Жизнь то, сейчас какая? Кругом рыночные отношения и все стараются не прогадать, одни выгодно продать, другие приобрести. А если тебе самой счастье в руки валит в виде преуспевающего бизнесмена, который готов тебе кучу денег отвалить, то пользуйся случаем.

Любовь….  Можно ли в двух словах описать чувства влюбленных. Лев Толстой в своих воспоминаниях дает три определения любви. Но, когда ты юн, полон сил, твоя душа поет от счастья, и тебе отвечают взаимностью, то – до определений ли? Настя уже встретила свою судьбу, а в том, что это именно ОН, она была уверена, ведь сердце не обманешь. Неважно, что он работает всего лишь слесарем и по его словам зарплаты у него хватает на кусок хлеба, который можно лишь иногда смазать маслом. Такие мелочи не должны омрачать будущее влюбленных сердец. Главное – это он сам. Его отношение к ней. В отличие от прежнего парня Насти, он с пониманием отнесся к ее целомудрию,  начитанность и бережное отношение девушки к вещам не вызывало у него гомерический хохот. Ему нравились простота и скромность Настиных нарядов, которые, в душе последней, вызывали иногда стеснение и смущение за их устаревший фасон.

Порой, проводив Славу и стоя у калитки, Настя подолгу смотрела на клубящую по дороге пыль, оставленную его мотоциклом и думала, о том, что судьба все-таки отнеслась к ней благосклонно, послав ей этого парня. Правда, иногда он бывал странным, если не сказать загадочным. Его личная жизнь для Насти была окутана тайной. Во время свиданий, где бы они ни находились, к Славе неожиданно подходили парни и, отойдя в сторонку, они подолгу, что-то с ним обсуждали. После подобных бесед Слава был либо задумчив, либо наоборот оживлялся. Насте он всегда говорил, что ребята обращаются к нему по работе, по поводу протекающих труб или не закрученных гаек. Ей даже импонировало, что ее жених имеет много друзей, и к нему идут за помощью. В будущей совместной жизни, по мнению умудренной жизненным опытом Настиной бабушки, ее внучке будет легко и спокойно с ним.

Все предстоящие  по случаю будущей свадьбы расходы Слава взял на себя, и даже платье невесте обещал привезти сам. Обиженную подобным поворотом дел бабушку,

планирующею напечь на торжество пирогов и выставить все соления и варения он убедил, что в ресторане, где будет проводиться вечер, он обязательно найдет достойное место на столах и для ее яств. Но, неугомонная бабушка, каждый вечер, по приходу Славы к ним домой охала, да ахала:

-Да как же так, сынок? У тебя ведь, чай, у самого зарплата-то маленькая. Справили бы вашу свадьбу, тихо, по-домашнему.

На что Слава неизменно отвечал:

-Нет уж. Мы с Настей любим, друг друга, и я хочу, чтобы все у нас было, как полагается, а деньги дело наживное. – Ну, что скажешь на столь веские доводы? Старой женщине оставалось лишь руками развести.

Время быстро и неукоснительно приближалось к знаменательной дате – дню свадьбы. По настоянию Славы, на вечер Настя пригласила всех своих подруг и коллег по работе. К удивлению новобрачной, первых у нее оказалось более, чем положено. Вчерашние завистницы вдруг стали теплыми приятельницами.  За заботами и хлопотами Насте некогда было подумать о столь удивительной метаморфозе, хотя повод для этого был веский. Одна из ее знакомых поведала всем по секрету, что на днях видела будущего жениха в городе совершенно в ином свете, в котором его привыкли видеть. Автомобиль, в который садился Слава, был, судя по виду очень дорогой. И сам он вроде был как не сам. Шикарный костюм, дипломат в руках, куда исчезли потертые джинсы и футболка? И это бы не чего, если бы не то обстоятельство, что до этого он вышел из банка в сопровождении, скорей всего, телохранителей. Любовь извечно слепа и не замечает многого, что для других очевидно и ясно как дважды два. Настя не стала требовать у Славы объяснений по поводу увиденного ее подругами, сочтя все за злую шутку.  И потом, разве не могли они ошибиться, ведь похожих друг на друга людей очень много. В общем, не стали заострять на этом свое внимание, а зря.…

Звонкая упоительная трель соловья ворвалась в сон, окончательно разбудив новоиспеченную невесту. Сладко потянувшись, Настя бросила взгляд на подвенечное платье. Оно роскошно и царственно покоилось на плечиках, подвешенных на дверцах старенького шифоньера. Под платьем на полу стояли столь же изумительной красоты белые туфельки, которые не стыдно было бы одеть Золушке, на ее первый бал. Ворчливо проскрипев дверью, в комнату вошла бабушка. С ее лица, вот уже несколько дней не сходило озабоченное выражение. Шутка ли выдать единственную внучку замуж. Покрасневшие глаза выдавали ее с головой, видимо она опять всю ночь плакала и молилась у иконы Божьей матери. Вскочив и поцеловав бабулю, Настя в одной футболке побежала на кухню. Впереди столько дел! Сердце учащенно и радостно билось в волнении, ее лицо полыхало от возбуждения, скорее остудить тело холодной водой и успокоиться, все будет хорошо!

Через полчаса маленький домик бабушки наполнился веселым суетливым девичьим говором. Подруги оживленно и дружно обсуждали Настин свадебный наряд и украшения к нему – подарки Славы. Все старались давать дельные, на их взгляд, советы, как себя вести, какой сделать макияж и прическу. Несмотря на жгучее желание присутствовать при процессе перевоплощения из «золушки в принцессу», свидетельница и визажист, приглашенная Славой, категорически отклонили их посягательство и заперлись с Настей в ее комнате. Несолоно хлебавшаяся оставшаяся часть принялась обсуждать предстоящую встречу с женихом и его дружками.

Битый час томились родственники и гости, ожидая выхода невесты. Ничто не бежит столь стремительно и не тянется столь медленно как время.  Но когда есть возможность, почему бы ни использовать это рационально, например, самой подумать о своем будущем, представить свою возможную свадьбу и дать более взрослой подруге высказаться относительно своего, уже прошедшего торжества.    Наконец дверь широко открылась и в комнату шагнула Настя, но Боже, как она преобразилась! В этих эмоциональных возгласах были слышны различные нотки: удивления, восхищения, восторга и даже зависти. Настя не просто была красива, она стала обворожительной и чарующей. Каштановые волосы, уложенные умелой рукой мастера, волнистыми локонами обрамляли лицо девушки, придавая ему  очарование детской невинности. Тоненький лучик солнца, проникнувший сквозь занавеси, ласково скользнул по прозрачной коже лица девушки и словно поцелуи на ее щеках заиграл нежный румянец. Голубые глаза в обрамлении густых ресниц светились от счастья. Ну, кто бы мог отрицать, глядя в этот момент на Настю, что она не самая красивая невеста в целом мире.

Пронзительные сигналы автомобилей, извещающие о прибытие кавалькады жениха с друзьями, заставили всех, включая невесту кинуться в суматохе к окнам и дверям. Явно этот день был полон сюрпризов. Вдоль покосившегося  и почерневшего от времени забора с местами сошедшей краской плавно тормозили, сияя темной лакированной поверхностью иномарки. Первым, с головного «Мерседеса» вышел Слава, вслед за ним, словно по команде начали распахиваться дверцы остальных автомобилей, и вскоре у низенькой калитки собралось человек двадцать крепко сложенных парней, как на подбор одетых в элегантные костюмы и галстуки. Как и положено, по русскому обычаю, в дверях, жениха с дружками, уже поджидали сватья с помощницами, не собираясь, за здорово живешь отдавать невесту. Вокруг них роилась ватага местной ребятни, собирающихся посмотреть на предстоящую потеху. Славе, попытавшегося пройти в дверь, дорогу преградила бойкая тетя невесты.

-Нет, нет милок. Племянницу так дешево не получишь, сначала выкуп уплати.

Несколько секунд в воздухе висела тишина. Глядя на озадаченное лицо Славы, ребята напряглись и подтянулись ближе, в недоумение переглядываясь. Обстановку разрядила все та же тетя:

-Эх, молодежь. Сразу видно первый раз замужем. Ручку позолоти и получишь свою суженную.  Налей-ка в бокалы, чтобы шипело, на подносе моем, чтоб звенело….

Слава повернулся к своим друзьям, и белозубо улыбаясь, крикнул:

-Братва, все в порядке. Просто Настю свою я штурмом брать буду. Так, так, братва, легонько! Забор ломать не надо. Я не в том смысле.  Давай шампанское и «зелень», этих красавиц подмаслить нужно.

Напряжение вмиг спало, в воздух полетели пробки открываемого шампанского и на поднос посыпались сто долларовые купюры. Ошалевшие от щедроты и обаяния парней, девчата понеслись «во всю Ивановскую». Шокируя молодых людей своими смелыми шутками и озорными прибаутками. Наконец, выдержав нелегкий экзамен, отгадав все предложенные загадки и ответив на множество вопросов, касательно своей будущей жены, Слава с ребятами были допущены в комнату, где его уже ждала Настя, в окружении своей «свиты».

Комната с низким беленым потолком, где стены были обклеены дешевыми обоями с изображением геометрических фигур, растаяло в голубой дымке вместе с присутствующими. Они остались одни, хрупкая, маленькая ручка Насти утонула в сильных руках Славы, в глазах обоих светилась нежность и любовь.

Бабуля, смахнув очередные слезы, столь щедрые на сегодняшний день, вернула молодых с высот на землю:

-Дети мои пора благословить вас, перед дорогой в будущий совместный путь, чтобы жизнь ваша была долгой и счастливой и не одна горесть не коснулась вас, и беда стороной дом обходила.

Встряхнув головой, словно отходя ото сна, Слава оглядел присутствующих тяжелым взглядом:

-Я бы хотел, прежде чем мы поедим отсюда в ЗАГС закончить еще одно важное для меня дело. И попросил бы всех оставить меня с Настенькой наедине.

Недоуменно переглядываясь, но, не переча, столь странному желанию, гости по приглашению бабушки проследовали в горницу, где на столе вперемешку с бутылками водочки и шампанского стояли домашние заготовки хозяйки. После первого тоста провозглашенное за здоровье молодых, собравшие с аппетитом набросились на огурчики и салаты, по достоинству оценив старания бабушки, с радостью потчевавшая проголодавших гостей.  Запивая и закусывая, присутствующие нет, нет, но бросали заинтересованные взгляды в сторону двери в соседнюю комнату, за которыми остались невеста с женихом.

Поплотнее прикрыв дверь, Слава повернулся к Насте, в ее широко распахнутых глазах он увидел тревогу.

-Нет, милая, тебе нечего опасаться, все нормально. Просто я хочу, чтобы перед тем, как дать согласие стать моей женой ты знала, я не тот за которого все меня принимают. Не удивляйся, я, не работал простым слесарем. Твой будущий муж, очень обеспеченный человек, у меня есть своё небольшое предприятие, доходы от которого обеспечат нам безбедную жизнь. Ты хочешь спросить, зачем я тебе врал? В последнее время я столкнулся с тем, что представительницы слабого пола, окружавшие меня, не только прекрасны, но и коварны. То есть их, прежде всего, интересовало состояние моего счета и имею ли я виллу на островах. В их пустых головках мозгов хватало лишь на то, чтобы посчитать караты в камушках.  А я просто хотел любить ту, которую не интересовало бы мое финансовое положение. Встретив тебя я понял, что ты та, которую я искал, и с которой хочу в дальнейшем делить все свои радости и беды. Настя, ты поймешь и простишь меня, когда узнаешь, что я посылал к тебе своих ребят, чья задача заключалась в том, чтобы они убедились, падкая ли ты на шикарные машины и на тех, кто предлагает деньги, в обмен на удовольствие побыть с тобой. – Перехватив занесенную для пощечины руку Насти, он наклонился и приникнул губами к ее запястью, — иного я от тебя и не ожидал.

-Как ты мог? Чего ты сейчас от меня ждешь? Ты хочешь, чтобы я с криками радости бросилась к тебе на шею? Мне все равно, есть у тебя деньги или их нет. Ведь главное, что ты рядом, без тебя весь мир опустеет. Я просто люблю тебя и хочу быть рядом с тобой.

Обняв сотрясающие от беззвучного рыдания плечи своей нареченной, Слава прошептал:

-Прости меня, я должен был так поступить. – Приподняв за подбородок голову Насти, и глядя ей в глаза, твердо продолжил, — а теперь идем. Нас заждались.

Кажется, мало, кто обратил внимание на покрасневшие глаза невесты и немного виноватый вид жениха, а если и придали этому значение, то смысл произошедшего каждый понял по-своему. После положенного обряда благословения Божьей иконой

новобрачные, в сопровождение друзей и родных рассевшись по машинам, тронулись в путь. Свадебный кортеж проследовал сначала в церковь, где молодым предстояло пройти самую волнительную процедуру – вступление в брак по Божьим законам, а потом, как планировалось в ЗАГС, и в ресторан.

Город в это время дня жил своей жизнью. Неровными рядами вытянулись вдоль улиц высотные, выполненные в стиле современного дизайна здания, с ними чередовались малокалиберные, серые, довоенные постройки, с трудом вписывающие в облик города. В своих стеклянных глазницах они отражали небо, с плывущими по нему стаями облаков, унылые клены и липы, людей, куда-то спешивших или наоборот идущих неторопливой походкой по тротуару. Мчащаяся по улицам города вереница автомобилей украшенных свадебными аксессуарами, привлекала к себе внимание прохожих и, хоть на несколько минут оживляло однообразие серого дня. Люди оборачивались, смотрели им вслед, кто-то желал счастья молодым, кто-то скептически покачивал головой, а кто-то с любопытством старался уловить силуэт невесты за тонированными стеклами проезжающих машин. Вопреки всему Настю в эти минуты одолевали совсем не радужные мысли. Близость любимого человека, его нежное и крепкое объятие и осознание того, что вот-вот они переступят порог ЗАГСа ее не то, что не радовало, а приводило в какое-то смущение. Она не отводила пристального взгляда от стриженого затылка свидетеля, бывшего скорей всего и телохранителем Славы,  словно там можно было найти ответы на все терзающие ее вопросы.

Резкий, бьющий по барабанным перепонкам и нервам звук тормозов вывел ее из охватившего состояния, по инерции все сидящие в машине поддались вперед. Слава  крепко прижал Настю к себе, ей стало больно и неожиданно для себя, она расплакалась. Из-за поднявшейся в салоне суматохи, визга свидетельницы и плача невесты, трудно было понять, что произошло на самом деле.

-Да ё моё. Виктор! Что там случилось? Ты что, водить разучился?

Водитель, повернув виноватое лицо к Славе, пожал плечами:

-Да ничего страшного Владислав Анатольевич, кошка дорогу перебежала. Ну не давить же, в самом деле.

-Какая, мать твою, кошка?!…

-Черная – шепотом ответил водитель.

В салоне воцарилась суеверная тишина.

-Витек, да ты сбрендил. Девчат пугаешь всякой ерундой. Давай поехали, все путем – голос у Славы странно дрогнул. Откинувшись на сидение, он крепче обнял Настю, — теперь ты со мной, ничего не бойся, все будет хорошо.

Обряд венчания взволновал не только бракующих, но и всех собравшихся. Расчувствовавшиеся девушки то и дело прикладывали к глазам платочки, размякли и мужчины, неумело и старательно крестясь на иконы, свечи и толпившихся сурового вида бабулек. Из церкви выходили под мелодичный и торжественный перезвон колоколов. Впереди муж и жена — Анастасия и Владислав, за ними родственники, друзья и близкие. На верхних степенях свадебная процессия остановилась, чтобы суетливый фотограф увековечил этот момент.

А в это время на левом лацкане пиджака Славы медленно искал себе приют небольшой, размером с монетку, ярко-красный лучик….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *