ВАЛЬС В ГОРАХ

ВАЛЬС В ГОРАХ

Автор Мадина Варфоломеева

В этой среднеазиатской республике месяц июнь всегда был невыносимо знойным. В дневные часы все живое словно вымирало, спасаясь от жары, пряталось в тени. Жизнь наступала лишь с заходом солнца, и прекращалась с его восходом. Таков уж Восток в летний период и лишь большая необходимость заставляет человека или животное выйти на солнцепек. Вот и сегодня сухой ветер, обдавая жаром, гонял по огромному, безлюдному взлетному полю обрывки бумаг, жухлую листву и всякий мелкий мусор. На  асфальтовом покрытие поля обманчивый мираж, под воздействием лучей солнца создавал иллюзию растекшейся воды. Немного вдали поблескивая горделиво голубыми и белыми бортами, стояли российские и два зарубежных авиалайнера. На их фоне пара местных «кукурузника» выглядели не столь презентабельно и смотрелись весьма уныло.

Удушливый зной загнал людей в здание небольшого аэровокзала, и поэтому все кругом казалось вымершим. Хотя, впрочем, и внутри спасение от духоты было видимым. Два устаревших и уже доживающих свой век кондиционера из последних своих сил гоняли под высоким потолком воздух. Их усилий было явно недостаточно для столь огромного помещения. Несколько десятков присутствующих обмахивались кто платочком, кто журналом, кто-то пил из запотевших бутылок минеральную воду. Публика в зале была довольно интересная и разношерстная. На неудобных сидениях расположилось около десятка военнослужащих, недалеко от них сидели местные жители. Их одежда отличалась своеобразным колоритом – на мужчинах были светлых тонов чапаны, женщины нарядились в пестрые национальные платья, украшенные серебряными побрякушками. Но особо привлекало внимание группа иностранцев. Их тоже выделял внешний вид и, прежде всего не характерный для этих просторов гардероб. Две женщины были одеты легко и изысканно, четверо сопровождающих их  мужчин в легких джинсах и  футболках. Весь их вид, отрывистый разговор, жесты выдавали крайнею раздражительность. Более пожилой мужчина довольно продолжительное время не выпускал из рук мобильный телефон. Он все время пытался кому-то позвонить и, дозвонившись до оппонента, не стесняясь, кричал на весь зал.  Судя по всему, они никак не могли улететь, и такая  непредвиденная задержка была не в их планах. Впрочем, их проблемы забавляли остальных пассажиров, и они развлекались, наблюдая за ними. Реакция гостей была понятна, ведь они прибыли из цивилизованной страны, где все всегда на высшем уровне и делается во имя человека и на его благо. А здесь? Ветхое здание вокзала, задержка рейса, неудобные кресла, страшная жара, ужасные антисанитарные условия. А им обещали комфорт и уют, номера люкс, качественный транспорт и никаких проволочек.   Нет, всему есть придел, даже их мытарствам. Они не просто зарубежные гости, они члены группы, приехавшей в Таджикистан с особой миссией, миссией Мира. В их составе видный политический деятель, известная певица Аллайра и популярный актер Данко Андреас. В конце концов, они не привыкли к таким условиям, к такому отношению!

Менее всех забавлялась кривлянием этих звезд молодая девушка, стоявшая у регистрационной стойки. Весь ее измученный вид и поза обреченной говорили сами за себя. Улететь ей было жизненно необходимо. Даже больше чем всем остальным вместе взятым. Там в России ее ждала маленькая дочка, которую она оставила на старшую сестру. Видит Бог, если бы не обстоятельства, она бы не за что не рассталась со своей крошкой. Но ей потребовалось вернуться на свою бывшую и ставшей по воле политиков, уже чужой родину, чтобы оформить документы для получения нового гражданства. С отчаянием и тоской она мысленно продумывала все возможные варианты отъезда. Местное руководство аэровокзала, несмотря не на что запретило вылеты любых самолетов в связи с надвигающимся ураганом и сильной грозой в горах. Метеорологи в этот раз  давали сто процентную гарантию своего неутешительного прогноза.  За последние полчаса диктор с заметным акцентом на русском и таджикском языках, старательно выговаривая слова, сделала шесть объявлений по поводу отмены всех вылетов. Заслышав характерный мелодичный сигнал, пассажиры вскидывали голову и внимательно прислушивались, ожидая наконец-то услышать номер своего рейса. Рядом с девушкой стоял пожилой старик, с аккуратной седой бородкой и, вглядываясь в безоблачное небо, на котором сияло солнце, цокал языком и неодобрительно качал головой.  Ему, как и ей не верилось, глядя в эту бездонную и спокойную гладь, что вскоре может начаться сильный дождь, ведь на небе не было даже облаков!

Конечно, в крайнем случае, можно уехать на поезде или добираться на автобусах, автостопом, но лучше всего дождаться хорошей погоды. Путешествие на поезде займет четверо суток, а вояж на автотранспорте молоденькой девушке, не предвещал ничего хорошего и мог окончиться весьма и весьма плачевно.

Ее взгляд рассеяно скользил по залу, пока не остановился на парне, одетом в белый, фирменный костюм «небожителя», то ли стюарда, то ли пилота. Он уже проходил несколько раз мимо нее и довольно бесцеремонно и оценивающе оглядывал  ее фигуру. В этот раз он целенаправленно подошел к ней и нагловато улыбаясь, спросил:

-Как зовут, красотка? Тебе в Россию? Куда летишь?

Девушка порывисто встала со своего места, интуитивно она поняла, что парень интересуется не просто так, а подошел с конкретным предложением.

-Зарина. Да мне надо домой, в Казань. А что есть варианты?

Оглядев девушку еще раз маслеными глазами, он взял ее за локоть и практически потащил к дверям служебных помещений. Не сопротивляясь и не задавая вопросов, она покорно почти побежала рядом с ним. Открыв тяжелую дверь, за которой скрывался полумрак длинного коридора, он втолкнул девушку туда и, убедившись, что они одни, обхватил ее одной рукой за талию, а другой полез в разрез кофточки на груди. Задохнувшись от такой наглости, она вцепилась в мужские руки и попыталась освободиться от грубой хватки.

-Вы с ума сошли! Я буду кричать, отпустите меня!

Засмеявшись, он крепче прижал ее и попытался вонзить свои мелкие и острые зубки в ее губы. Зарина напрягла все свои силы и оттолкнула мужчину от себя. Отшатнувшись, он все же освободил ее груди, но продолжал сильно держать ее за локоть.

-Ты сейчас узнаешь, что я тебе предложу, и сама будешь у меня в ширинке шарить. Поняла? – Самодовольно улыбаясь, он снисходительно поглядывал на нее, видимо ожидая, когда она броситься к его брюкам, и начнет их расстегивать. – Через несколько минут, мы вылетаем на небольшом самолете с этими иностранцами. Если будешь себя хорошо вести, то я возьму тебя с собой. Я хочу женщину, у меня жена вот-вот родит и я уже три дня не трахался. Поняла? Дашь мне, возможно и я тебя возьму с собой.

-Но ведь вылеты отменены?

-Отменены для всех. Но не для нас. Нам сам черт не брат, у нас частная контора и только высшие силы руководят нами. – Довольно заносчиво ответил парень.

Мысли лихорадочно заскакали в голове Зарины. Она родилась и выросла в этой республике и прекрасно знала, что местные мужчины не очень уважительно относятся к русскоговорящим и, получив свое, редко сдерживают слово, особенно в отношение женщин.

-Да подождите вы! Вы сказали, через несколько минут вы взлетаете. Давайте этим займемся в самолете, ну, не здесь же любовью заниматься. Тем более такой сильный мужчина должен на это потратить не пару минут, а насладиться. Правильно я говорю?

В свои слова Зарина постаралась вложить лесть и убедительные нотки, надавив на мужское достоинство. Словно в ответ на это, у парня зазвонил телефон. Вытащив мобильный из нагрудного кармана рубашки, он раздраженно ответил на звонок. Отпустив, наконец, ее руку, он медленно положил аппарат обратно. Сжав губы, мужчина в раздумье еще раз оглядел фигуру девушку, а потом быстро и грубо схватил ее за левую грудь и больно сжав, сказал:

-Ладно. Пора лететь. В полете я тобой займусь, будешь делать, как я скажу и когда скажу.   Бегом за мной.

 

Небольшой, но весьма вместительный и уютный салон этого частного самолета отличался изысканной роскошью. Кресла обтянуты белой кожей, кругом все обделано дорогими породами дерева. Между проходами была постелена красная ковровая дорожка, один угол салона занимал самый настоящий бар, где стояли спиртные напитки, фрукты и еще какая-то мясная закуска.  Несмотря на сильный голод, Зарина не ела уже второй день, дразнящий запах нарезок вызвал у нее совсем другие ассоциации. Самолет уже набирал высоту — уши заложило, и к горлу подкатила тошнота. Плюс к этим страданиям добавился страх полетов. Закрыв глаза Зарина, вцепилась в подлокотники кресла и мысленно молила Бога об удачном завершении полета. Впереди нее о чем-то громко рассказывала Аллайра, при этом показывая весьма недвусмысленные красноречивые жесты. Вся группа хохотала, над ее видимо весьма веселой историей. Она даже не пристегнулась и, встав коленками на сиденье перегнулась через спинку к сидящему позади нее Данко и пыталась залезть ему зачем-то пальцами в рот. Судя по грубому восклицанию и усилившемуся хохоту, ему не очень понравилось столь явное нарушение его личного пространства. Не обращая внимания на его недовольство, она поднялась со своего места и, водрузившись на колени Данко, стала насильно целовать его в губы. Схватив женщину за руки, он с силой отпихнул ее от себя. Накачанная приличной дозой алкоголя  Аллайра не удержала равновесия и буквально растянулась в проходе между креслами. К ней потянулось несколько рук, чтобы помочь подняться. Из-за ширмы выбежала стюардесса, больше похожая по возрасту и габаритам на торговку с местного рынка. Из уст певицы, судя по интонации, звучало грязное сквернословие, что еще больше развеселило ее попутчиков. Лицо Данко покраснело, видимо слова больно ударили его по самолюбию. Рывком вскочив на ноги он почти бегом направился к хвосту самолета, где находился туалет.

Стюардесса на чистом английском, что почти изумило Зарину, что-то пыталась объяснить пассажирам и старалась рассадить их по местам. Но те явно не собирались сидеть смирно и, помогая себе жестами стали просить еще спиртного и бокалы.

К тому времени самолет набрал необходимую высоту и у Зарины постепенно стала отступать тошнота.  Она нагнулась за сумочкой, которую уронила на пол. Внутри лежала небольшая бутылочка с водой. К счастью в местном аэропорту нет строгого таможенного контроля и на борт с собой можно брать практически все, что угодно. Многие пользуются этим и провозят на территорию других стран и государств, немало запрещенных к перевозке вещей и веществ. Конечно, везут они это на свой страх и риск, ведь в других аэропортах все гораздо строже и законы предусматривают реальные наказания за нарушения.

Бутылка так и осталась лежать в сумочке, потому что в это время Зарина почувствовала на своем предплечье бульдожью хватку пилота. Бесцеремонно, как примат в пещерные времена он поднял ее на ноги и почти волоком потащил в сторону туалета. Такая сцена не оставила пассажиров равнодушными и чувствуя, как ее лицо накрывает горячая волна стыда, Зарина спиной ощущала их насмешливые взгляды и слышала несущие вслед вполне недвусмысленные комментарии.

Пилот, охваченный похотью, казалось ничего не замечал, и видел перед собой лишь одну цель. Когда до исполнения его желаний остался лишь шаг, оказалось, что дверь туалета заперта изнутри. Он яростно ударил кулаком по пластику и тут перед ним оказался Данко. Парень был гораздо выше и, судя по всему сильнее пилота, Зарину поразили его синие глаза, которые буквально могли прибить одним взглядом. На скулах ходили желваки и плотно сжатые губы также не сулили ничего хорошего. Оценивающе посмотрев на Зарину, он, видимо поняв, в чем дело, медленно отступил от двери и, не оборачиваясь, проследовал в салон, где продолжали потешаться его попутчики.

Зарина многое бы отдала, за то, чтобы на месте этого мужлана оказался Данко, от которого исходила такая непонятная волна силы и уверенности. Затолкав девушку в тесное пространство туалета, пилот больно вцепился мелкими зубами в ее губы и довольно грубо задрал юбку.

 

Зарина сидела в туалете уже почти двадцать минут, пытаясь хоть как-то избавиться от неприятного запаха спермы и смыть с себя негативные ощущения. Вздохнув поглубже воздух, она все же решилась покинуть свое временное убежище, тем более в дверь стучали все настойчивее. Сжав губы, она решительно шагнула за порог. Салон встречал ее довольно оживленно – Аллайра что-то кокетливо щебетала недавнему любовнику Зарины. Она явно заигрывала с этим парнем, внешне похожим на юркую крыску. Что это было? Женское желание доказать, что на борту самолета, в этом ограниченном пространстве она королева и все мужчины должны поклоняться ей и восхищаться? Зарина была совсем не против и даже рада, что он утратил к ней явный интерес. А вот Данко его явно проявлял. Он бросил несколько раз внимательный взгляд в сторону девушки. В его глазах Зарина заметила презрение, смешанное с удивлением. В принципе, какое ему дело до нее. Сейчас они приземлятся, и он снова окунется в свой мир, растворится в толпе своих поклонниц. А она всеми правдами и неправдами наконец-то доберется до дома и обнимет свою малышку.

К большому изумлению Зарины вскоре несколько не смущенная Аллайра и пилот, обнявшись, отправились в сторону туалета, на время превратившегося в некий бордель.  Проходя мимо девушки, певица что-то вызывающе сказала ей, видимо рассчитывая задеть ее. Но ее усилия были тщетные. Зарина даже улыбнулась ей одобрительно и, надеясь, что ее никто не услышит, вполголоса произнесла:

-Надеюсь его маленькому, куцому хвостику будет уютно между твоих толстых ляжек.

Неожиданно она услышала смех Данко, который судя по всему, смеялся над ее словами. Он, что, понимает русский язык?!

 

В жизни Зарины было немало подобных сцен, она практически с детства была уверенна, что за все надо платить и порой зачастую этой платой было ее собственное тело.

В первый раз отчим изнасиловал ее в 12 лет. Это был сильный и хищный самец, умевший производить впечатление, особенно на женщин. В свое время,  мама, красивая, умная женщина, пользовавшая уважением и авторитетом в кругу своих коллег – врачей и пациентов, тоже поддалась этому обманчивому миражу. И после недолгих свиданий стала законной супругой монстра, превратившего жизнь семьи в настоящий ад.

Артем, так звали отчима, на пороге дома возник неожиданно и так же внезапно поселился в маминой спальне, оккупировав все остальное пространство территории. Зарина с братишками, шестым чувством почувствовали исходящую от этого человека угрозу. Нового члена семьи в штыки восприняла и бабушка, которая от природы была собственницей и как могла, защищала границы семейного благополучия.   Только одна мама, порхала бабочкой в розовых очках, не замечая признаков надвигающей бури и не слушая советов мудрых людей.

Конечно, сегодня спустя годы, Зарина согласна с мамой, утверждавшей тогда, что настоящий отец и ее муж Толик – редкий козел, архаровец. Кто такой архар, спросите вы? В природе, это разновидность редких козлов, обитающих высоко в горах и имеющих огромные спиралевидные рога. Из-за этих рогов бедные животные и стали объектом для преследования со стороны браконьеров всех стран мира. Жаль, что мама в свое время не увесила отца этой достопримечательностью. Думаю, они бы здорово украсили симпатичную мордашку Толика, на которую словно мухи слетались женщины легкого и тяжелого поведения.  А погулять отец любил с чувством, долгом и расстановкой, он был большим любителем легкой и веселой жизни. Настрогав детей, он даже не вспоминал о нашем существовании. Свои не рабочие часы он проводил с дружками и подружками за кружкой пива, а в выходные дни,  в составе той же теплой компанией отправлялся на охоту в  горы.

Видимо устав от бесконечных пьянок и гулянок своего мужа, мама решилась наконец-то на развод, который очень тяжело переживала. Пережитый шок, депрессия, предстоящее одиночество и статус разведенной женщины с тремя детьми, буквально подтолкнули маму к опрометчивому шагу – поспешному замужеству.

С Артемом мама была знакома давно. Его семья в какой-то степени была даже уважаемой в небольшом городе, только единственным пятном на белой репутации родителей являлся сам Артем.  К 30 годам он уже имел не одну судимость за грабежи и разбойное нападение и в местах, не столь отдаленных, где он частенько бывал, его считали авторитетной личностью. Артем умел себя преподнести – загорелое мускулистое тело, длинные, вьющиеся волосы, твердый взгляд уверенного в себе человека, красивая, литературная речь, в которую он искусно вплетал жаргонные словечки. Он был весь овеян романтикой дальних стран, этакий благородный разбойник, невинно пострадавший за свое бескорыстие и доброту. Как женщине, маме хотелось видеть рядом с собой  сильного мужчину, опереться на чье-то плечо и чувствовать себя защищенной.

Всем своим видом и действиями Артем  дал понять, что в его лице семья Зарины обрела настоящего отца семейства. С первых же дней он потребовал от детей, чтобы его называли  папой и любили в этом качестве. Причем любили в прямом смысле.

Умудренная годами и тяжелой жизнью бабушка с первых дней поняла, что всем грозит сильная опасность. Она видела его чересчур нежные взгляды, которые он кидал в сторону Зарины, ласковые похлопывания по детской попке и «нечаянные» прикосновения к едва заметным бугоркам на груди. «Благодаря» столь пристальному вниманию в то время у нее стал формироваться комплекс неполноценности. Она стала ненавидеть в себе развивающею будущею женщину. Видя систематически вокруг себя женщин легкого поведения, высокооплачиваемых шлюх, которые появлялись в доме и о чем-то долго шептались с мамой. Зарина с еще неокрепшей детской психикой стала думать, что она рано или поздно станет такой же. Ведь  к ее подругам и одноклассницам никто не лез и не пытался научить взрослым ласкам.

Ее отчима уже давно нет на этом свете. Как говорили соседи, проклятия бабушки свели его в могилу, перед этим «наградив» земными страданиями. Впав в необъяснимую и страшную ярость, он мог до бесконечности с остервенением избивать мать, Зарину, братишек и почти парализованную бабушку. Они все тогда жили в постоянном страхе и мольбах, избавить небеса их от этого тирана.  Спустя год детские молитвы были услышаны и они спешно покинули город, подальше от этого ужаса. Но Зарине уже было все равно. Она перестала быть наивной девочкой и знала, что хорошие мальчики никогда не посмотрят в ее сторону. Да они и не смотрели на угловатую девушку, имеющею в своем арсенале целую кучу комплексов. Ей не предлагали дружбу, не носили ее портфель и не поджидали после школы, а на дискотеках медленный танец всегда становился для нее пыткой. Ведь она оставалась у стенки, в то время, как всех девушек разбирали в считанные секунды. В душе Зарина была уверенна, что причиной тому ее испорченная девичья честь, о которой мужчины непонятным образом догадывались. Как еще объяснить их грязные предложения и намеки?

В какой-то момент она махнула на себя рукой и, забросив школу, спуталась с нехорошей компанией подростков. А потом и вовсе ушла из дома, даже не подумав о том, что причиняет сильную боль своей маме, которой и без того было слишком тяжело. Алкоголь, сигареты, сомнительные вечеринки, все было в каком-то тревожно-веселом угаре.

Отрезвление пришло внезапно. Зарина вдруг осознала, что не хочет быть такой и эта жизнь – жизнь мотылька, который в один прекрасный день сгорит в ярком пламени свечи.

А затем, как некогда, кстати, был переезд в Россию, на историческую родину. Последовавшая гражданская война, поглотившая всю Среднюю Азию, перестройка, дефолт и среди всего этого серого хаоса – рождение дочки.  Вот такая у нее была жизнь. Со своими маленькими радостями и небольшими горестями.

От тягостных раздумий Зарину оторвала сильная встряска. За стеклами иллюминаторов уже давно бушевала буря, и темное небо прорезали сполохи молний. Самолет стало трясти не переставая и у Зарины от давления заложило уши. Сжав их ладонями, она скорее поняла, чем почувствовала, что из ушей у нее идет кровь. Данко встав с места посмотрел в сторону туалета, где все еще были пилот с певицей.  Его взгляд скользнул на Зарину и увидев, что у нее идет кровь, он направился к ней, чтобы оказать помощь. Очередной, но более сильный рывок самолета, больше похожего на агонию огромной раненой птицы, откинул его назад. Девушка сильно ударилась головой, и ее сознание погрузилась в глухую темноту.

*****

 

 

Зарина очнулась от сильной боли во всем теле. В бреду, она думала, что лежит на мелких, острых камнях и сверху ее нещадно жжет и слепит глаза своими лучами беспощадное солнце. Ей очень хотелось пить, и едва шевеля губами, она просила хоть кого-нибудь дать глоток воды.  Но вокруг была безлюдная тишина. Вскоре солнце, словно сжалившись, спряталось, пригласив себе на смену лютый холод. В лихорадочном забытье Зарина металась по постели, которая была набита чем-то острым и старалась унять дикий озноб, колотивший ее израненное тело.

С трудом открыв отяжелевшие веки и приподняв гудевшую от боли голову Зарина попыталась подняться и присесть. Не веря своим глазам и не понимая, что произошло, она медленно осмотрелась по сторонам. Ее кроватью действительно были острые камни и вокруг нее высились громадные горы. В метрах пятидесяти возвышались бело-голубые с черными подпалинами куски, напоминающие остов самолета. «Наверное, это самолет», машинально отметила девушка. Встав на четвереньки, она  начала осторожно, опираясь на большой камень подниматься на ноги. Виски сдавливала острая боль, сильно ныл затылок, а к горлу подкатывалась тошнота. Наконец-то выпрямившись  во весь рост, она внимательно стала изучать то место, где находилась. Перед ней предстала невероятная и ужасающая картина. Скорей всего самолет потерпел крушение и упал в горах. На скале, где она находилась, судя по всему, была лишь его часть. Остальное либо рухнуло вниз со скалы или отвалилось выше, в другом месте. Медленно ступая, Зарина добрела до останков того, что раньше было самолетом, в надежде, что увидит хоть кого-нибудь живым. Сейчас она бы обрадовалась даже Аллайре и тому противному пилоту.

Осмотрев место падения, девушка с тоской осознала, что здесь она одна. Вокруг был разбросан какой-то мусор, обрывки тряпок, лежало оторванное кресло, сумка и даже целая, не разбитая бутылка импортного спиртного.

-Вот это мне сейчас как раз кстати. – Усмехнулась Зарина. Ведь она не пила даже шампанское на Новый год, а ей бы сейчас хоть глоток воды.

С такой же осторожностью, каждое движение вызывало боль в теле, она  стала вскарабкиваться  внутрь бывшего салона. Почти сразу, к ее огромной радости и изумлению рука нашарила какую-то небольшую бутылочку. Но воды в ней было лишь на пару глотков, которые едва утолили сильную жажду Зарины.

Второй раз она пришла в себя, когда солнце катилось за вершину горы. Девушка знала, что едва светило исчезнет, как здесь начнется сильный холод. Нагретые за день камни, недолго хранят тепло. Еще днем она заметила, что-то наподобие пледа между искореженных кресел и сейчас поползла к тому месту. Вдруг от волнения у нее сильно забилось сердце. В проходе, на некогда красной дорожке свернувшись, в неудобной позе лежал Данко и, какое счастье, он был жив. Подобравшись поближе, она перевернула его. Да он, безусловно, был живой, но раненный. На его бедре, сквозь разорванные белые брюки, зияла огромная, кровоточащая рана. Забыв о своем состоянии, Зарина стала лихорадочно искать материал, который смог бы послужить перевязочным средством. Не найдя ничего, она решила снять с Данко футболку и забинтовать его рану. Аккуратно, стараясь не причинять лишние страдания парню, она сняла с него одежду и, порвав на несколько полосок, наложила ему импровизированную повязку.

Теперь надо было взять плед и, поплотнее укутав  Данко ждать спасателей. Рано или поздно их должны все-таки найти. Тем более такие звездные знаменитости бесследно с небосклона не исчезают.

Зарина проснулась с первым утренним заревом. Ночью ей было не так уж и холодно, немного согревал плед и тепло исходящее от тела Данко. Зарина недоумевала, почему их до сих пор не нашли? По всем ее предположениям, уже давно должны были летать поисковые вертолеты. Но она даже отдаленно не слышала звук летательных машин.

Выбравшись из нутра своего убежища, она решила немного осмотреть местность, в душе надеясь найти источник воды. Днем, да и сейчас она как будто слышала журчание ручья. Сегодня она чувствовала себя намного лучше, да и близость человека, придавали ей сил и уверенности. Оглядевшись более пристально Зарина, поняла, что они действительно находятся на небольшой возвышенности и если бы самолет пролетел бы еще  чуть-чуть, пару метров, она лежала бы сейчас вместе с Данко на дне ущелья. Осознание того, что они избежали смерти, приободрило и дало дополнительные силы.

Путь вниз был совсем нелегкий. Камни и огромные валуны требовали осторожности. Но с каждым шагом Зарина все явственней слышала шум воды, и это толкало ее вперед. Через некоторое время она очутилась на небольшой и даже уютной полянке окруженной несколькими деревцами. К большой радости девушки, она увидела, как среди камней и горных цветов весело журча и серебрясь на солнце, действительно протекала небольшая речушка.

Ледяная, горная вода ломила зубы и обжигала кожу, но Зарина даже не замечала этого, наслаждаясь живительным источником. Напившись и умывшись Зарина, стала думать, как доставить воды для Данко. Вдруг краем глаза она увидела, незаметную хижину, пристроенную и словно замаскированную под скалу. Подойдя поближе к едва приметной хижине, скрытую от посторонних взоров, Зарина скорее нащупала руками, чем увидела потемневшую от времени и увитую каким-то плющом дверь. Дернув посильнее за ручку, она со скрипом открыла ее. Переступив через порог, девушка оказалась внутри небольшой комнаты, с земляным полом, деревянным пологом и почерневшей печкой-буржуйкой. Вместо стола у крохотного оконца притулился ящичек. На нем стоял черный от сажи алюминиевый чайник, такая же кружка и жестяная коробка. Внутри лежали спички, соль и несколько кусков сухарей. Зарина догадалась, что это был домик для охотников и егерей и здесь давно уже никто не был. По давней традиции, каждый человек, нашедший в хижине приют, должен был что-то оставить для следующего охотника. Неприкосновенный запас еды – это не писанный закон покорителей горных вершин.

Вернувшись к месту крушения, Зарина обнаружила Данко сидящим на земле, снаружи остова самолета. Прислонившись головой к камню, он словно дремал. Услышав приближающие шаги, Данко приоткрыл глаза и посмотрел на Зарину. Увидев в ее руках чайник, по бокам которого стекали капли воды, он непроизвольно потянулся к ней. Улыбаясь Зарина, присела и дала парню вдоволь напиться из носика чайника. Жадно, как и до этого Зарина, он пил долгими глотками, насыщая свой иссохший организм водой.

Опустошив почти до половины емкость, он снова откинул голову и уставился в бездонную синеву неба. Там, в просторе одиноко и гордо парил орел, зорким взглядом высматривая внизу зазевавшую добычу.

-Значит, мы потерпели крушение. – Медленно выговаривая слова, сказал Данко. – За нами должны кого-то прислать.

-Мы здесь уже третьи сутки. Если нас и ищут, то до этого места еще не добрались.

Услышав это, Данко с недоумением посмотрел на Зарину.

-Мы здесь уже три дня? А где остальные? Почему нас тогда действительно не ищут?

-Увы, больше никого нет. Как видишь, кроме тебя и меня никого нет.

Зарина тяжело вздохнула и присела рядом. Сейчас ей больше всего хотелось чего-нибудь поесть и она вспомнила о сухарях, которые опрометчиво оставила в коробке. А еще надо было думать о приближающей ночи и о том, что надо позаботиться о тепле.

-Слушай, здесь ночью жутко холодно. Там внизу, всего в сотне метров, я нашла небольшой домик. Ничего особенно, так шалашик. Но на ночь там укрыться можно и к тому же в нем есть печка.

-Мы должны оставаться здесь! Нас обязательно будут искать! Если мы уйдем, то они не будут знать, где мы и уйдут.

-Послушай, если сюда придут спасатели, то мы обязательно услышим звук двигателей и если они пойдут пешком, то уверяю тебя, мимо той полянки они никак не пройдут. Пойдем вниз? Я затоплю печку, там есть немного приготовленных дров. И потом, нам надо подумать о еде. А там есть сухари.

Словно в ответ на эти слова о еде, у Зарины громко заурчало в животе. Услышав эти естественные звуки, сильно смутившие девушку и заставившие ее покраснеть, Данко презрительно усмехнулся.

-Здесь чертовски неудобно сидеть. Хорошо пошли, в твой дом, – снисходительно разрешил он.

Вниз они спускались невероятно долго. Данко не мог опереться на раненную ногу, и каждый шаг вызывал у него мучительную боль. Держась за девушку и матерясь на русском и английском языках, он все время останавливался и пару раз порывался вернуться назад. Зарине стоило больших трудов все-таки довести его до дверей хижины, по пути наслушавшись в свой адрес немало незаслуженных нелестных эпитетов. С покорной безысходностью она сносила эти оскорбления, уверяя себя, что ему действительно больно и если она его бросит, то ночью будет сидеть одна, трясясь от холода и страха.

Наконец уложив обессиленного Данко на импровизированный топчан, Зарина решила заняться его раной. Повязка промокла насквозь и набухла от крови. Убедившись, что он без сознания, девушка сняла свою кофту и с усилием оторвала снизу щедрую полоску материи.

Рана представляла собой ужасающее зрелище. Зарина с содроганием осматривала глубокий порез. Кожный покров вокруг приобрел угрожающий красновато-синюшный оттенок, говорящий о нагноении. Она почти не знала, что с этим делать и призвала на помощь всю свою смекалку. Прежде всего, надо промыть рану. С этим проблем, благодаря ручью, не будет. Потом надо вернуться к самолету и попробовать отыскать, что-нибудь там. Кстати, вот и бутылка со спиртным пригодиться. Аккуратно промыв рану, Зарина снова пошла к месту крушения.

За время ее отсутствия здесь ничего не изменилось, разве, что орел перестал кружить в небе. Видимо  уже давно обедает со своей подругой и птенцами в каком-нибудь ущелье. Воспоминания о еде, опять вызвали голодные спазмы в желудке. Не тратя время Зарина, стала внимательно изучать место падения и уцелевшие внутренности самолета.

Частые наклоны и напряжение последних часов давали о себе знать. К горлу опять подкатывала тошнота и в глазах темнело. Падение с такой высоты не прошло бесследно – у нее явно было сильнейшее сотрясение головы и поломаны ребра. Но, ей не хотелось думать сейчас о себе. Надо было скорей осмотреть все вокруг и спуститься к хижине. Ночь в горах наступала быстро, без привычных закатов и долгих вечерних сумерек. Солнце просто опускалось за вершину какой-нибудь горы и хорошо, если на небе в это время сияют звезды и луна.

Вскоре поиски Зарины увенчались небольшими трофеями. Она подобрала две изодранные в клочья сумки, одной из которых была ее собственная. Но увы, среди содержимого не было ее документов, а именно они были целью ее поездки. Среди обломков ей удалось обнаружить пачку каких-то печеней, два почерневших, но еще съедобных банана и три герметичные упаковки с едой. Собрав нехитрые находки и взяв несколько пледов, она двинулась обратно.

Данко лежал в той же позе, в которой его оставила Зарина. Сложив вещи в угол, она занялась раной парня. Тихонечко, куском тряпки обработав рану спиртным, и еще раз наложила повязку на ногу. Тело Данко пылало огнем, судя по всему, у него поднялась высокая температура.

«Господи, не хватало еще, чтобы ты умер от заражения! Что же делать? Что делать?» — В отчаянии думала Зарина. Но, тут неожиданная мысль, словно молния, озарила ее. Ведь они находятся в горах, в горах, где на всех склонах растут уникальные по своему составу травы. В Таджикистане с целебными горными травами люди имеют дело с детства. Причем совсем не важно, кто они по национальности, живут в городе или кишлаке, собирают лекарственные растения сами или покупают их на рынке. В каждом доме обязательно найдется коробочка или пакет, как минимум, с сушеной мятой, ромашкой или душицей. В каждой семье есть свой рецепт сбора трав, который поможет при заболевании. Полезные травы здесь заваривают в качестве чая, добавляют в пищу и окуривают ими свои жилища.

Зарина стремглав выбежала из хижины в поисках целебных трав. Пройдя всего несколько метров вверх по течению ручья, она наткнулась на целую кладовую лекарственных цветов. А чуть выше скромно возвышалось ореховое дерево, листья которого помогают при гнойных воспалениях.

Через пару часов скромная хижина охотников превратилась в настоящий вертеп ведьмы. Растопив печь, принесенными сучьями, Зарина поочередно отваривала в чайнике травы и немного остудив, сливала отвары в импровизированные емкости. Для этих целей она приспособила найденный в хижине походный котелок, небольшой металлический цилиндр, служивший какой-то частью в самолете, местами сколотую чашку и пластиковую бутылку из-под воды. Свою кофту она порвала на лоскуты, оставшись в одном бюстгальтере и давно уже посеревшей и изодранной юбке. Зато теперь у нее есть материал для примочек и целебные отвары, которые смогут снять воспаление. Аккуратно переворачивая Данко, девушка застелила его ложе пледами и снова занялась раной. Теперь к ней она приложила ореховые листья и обмотала ногу повязкой, пропитанной настоем  трав. По обметавшим губам парня, Зарина видела, что он страдает от жажды и поэтому стала тихонечко из алюминиевой ложки вливать в рот отвар. Даже в бессознательном состоянии Данко жадно заглатывал воду и в какой-то момент, открыв покрасневшие, воспаленные  глаза, посмотрел на Зарину. Вскоре он снова погрузился в сон, но теперь его дыхание стало чуть ровней, а тело покрыла испарина.

Ну, кажется все. Можно подумать о себе и о том, что она ужасно хочет кушать. Зарине казалось, что сейчас она готова съесть все, что угодно, но больше всего ей хотелось мяса. Она вообще, из всех блюд, больше всего любила мясо, в любом качестве – варенное, запеченное, жаренное. А вот к сладкому всегда была почему-то равнодушна.  Зарине очень нравилась кухня Таджикистана и в России она часто удивляя своих знакомых, угощала их необычными блюдами. Местные блюда  очень вкусные и калорийные. Шурпа, наваристый суп, вареное и жареное мясо баранов, самса, плов, манты, шашлык.  К блюдам подаются острые подливы и специи. Вместо хлеба — лепешки, испеченные в тандыре — очень вкусные и душистые с семечками, напоминающими кунжут. Завершает трапезу зеленый чай или чай из зверобоя. Сытно и аппетитно! Эти воспоминания только разжигали аппетит и твердый, черствый кусок хлеба, вприкуску с бананом с трудом утолял голод. Обмакивая хлеб в чае, заваренном из собранных трав, Зарина думала, о том, что ей предстоит делать завтра. Если спасатели так и не доберутся до них, то надо где-то раздобыть съестных припасов. Конечно, всякой живности и дичи в горах достаточно много. Но вопрос в том, как ей, девушке, не имеющей специальной подготовки или хотя бы приблизительных навыков и без охотничьего снаряжения поймать пресловутую дичь? Решив, найти ответы на все поставленные задачи утром Зарина соорудила себе на полу из пледа постель, и едва коснувшись головой подушки, сделанной из сумки, мгновенно уснула.

Проснулась она довольно поздно. И то, только потому, что услышала стоны Данко. Вскочив на ноги, она сразу же подбежала к нему. И скорей не услышала, а поняла, что он хотел пить. Дав ему попить вчерашний отвар, девушка потрогала его лоб. Жар немного спал, но температура все равно была еще высокой. Надо было сменить повязку и заварить еще целебных трав. В этих хлопотах девушка провела несколько часов. Данко лежал в забытье и его тело все еще не отпускал жар. Хорошо, что хоть кожа вокруг раны стала немного мягче и спала краснота.

Надо было подумать и о хлебе насущном. Сегодня Зарина решила открыть пакет с едой из самолета.  Ее царский обед, накрытый на ровном камне в тени дерева у ручья состоял из суховатого риса с куском рыбы. Ничего более вкусного и аппетитного она не ела за всю свою жизнь! Но, к сожалению, в меню не было предусмотрено добавки, а тем более десерта. Вот о добавке, вернее о возможности чем-то питаться дальше Зарине и предстояло подумать. Хотя, что уж там лукавить, об этом она думала уже не раз. Какое-то внутренне чутье ей подсказывало, что их почему-то не ищут, а если и ведут поисковые операцию, то явно не в том районе, где они потерпели крушение. Судя по состоянию Данко, добытчик, или на худой конец, помощник из него никакой и придется самой решать этот вопрос. Зарина привыкла из всех жизненных ситуаций выкарабкиваться самостоятельно. Положа руку на сердце, стоит признаться, что, зачастую она сама же и умудрялась туда себя загонять. Но, не в этом случае.

Горы, при любом раскладе и умелом подходе – это богатейшая кладезь. Зарина любила свою родину, край, где она родилась и выросла. Как это не банально звучит, но лучше гор, действительно, могут быть только горы. Почти половина территории Таджикистана расположена на высоте более чем 3000 м. Огромные горы с многочисленными ущельями и каньонами, через основание которых  текут потоки горных рек – все это формировалось и возникало в различные эпохи. Здесь даже можно встретить окаменелые следы доисторических животных и рыб. Да, да! Морские водоросли и существа тоже присутствуют на этой огромной высоте, как свидетельство того, что когда-то вся территория была дном  всемирного океана.  Спросите любого, кто прожил вблизи гор, кому приходилось бывать там; или у тех, кто занимается альпинизмом, какие воспоминания и впечатления они хранят о горном вояже?  В горной местности изумляет и восхищает все. От невероятно чистого и пьянящего воздуха до богато представленных земных пород. Дорога вьется серпантином, стеной возвышаются отвесные скалы. Вершины величественных гор украшают снежные шапки, в внизу стелятся по-восточному яркие ковры, сотканные  природой из разнообразных цветов и шелковых трав.  Далеко внизу в пропасти бушует, шутя, переворачивая в своих волнах каменные валуны, грозная река. И не дай Бог попасть в ее воды, спасет только чудо. Но не все они столь свирепы. Истоками рек и речушек являются талые снега, опоясывающие горные вершины. Вода в них очень вкусная, богата полезными минералами. Но, если вы  решили утолить жажду, то приготовьтесь к тому, что даже в знойный день ваши зубы сведет от боли, настолько она ледяная. Вот такая метафора.

Невероятно, но иногда высоко в горах можно встретить девственные озера, в чистейших водах которых полно рыбы, в том числе вкуснейшей, считающейся деликатесом, форели. Довольно разнообразна и богата фауна. Это вараны, змеи, джейраны, газели, косули, снежный барс, медведи, кабаны, лисы и мн. др.

Конечно, все это великолепно, но как добыть дичь без оружия? С которым, ты к тому же не умеешь и пользоваться. Единственно  попробовать наловить рыбы. Для этого необходима лишь сноровка, смекалка и доля везения. В своем детстве Зарина не раз рыбачила с соседской ребятней. Ей удавалось ловить даже в арыках головастиков и всякую мелкую рыбешку.  Для удилища подойдет любая крепкая ветка, веревку найти тоже не составило труда. А под крючок Зарина приспособила свою золотую серьгу. Тем, более, что вторую она видимо потеряла при крушении.  И еще девушка решила забросить в речушку сеть. В хижине она нашла старый, но довольно крепкий холщовый мешок, который разорвала по швам. В идеале получилось полотнище метровой длины. Хорошенько укрепив камнями импровизированную сеть, чтобы ее с предполагаемым уловом не унесло течением,  Зарина отправилась на сбор дров для печки.

Горные массивы не особо  усеяны деревьями и для того, чтобы разжиться топливом для тепла приходилось постараться. Обычно жители горных кишлаков собирают для своих очагов засохшие лепешки навоза животных. Но увы, рядом с хижиной никаких животных и их экскрементов не наблюдалось.  В своих поисках она наткнулась на птичье гнездо, в котором лежало три яйца. Мысленно попросив прощения у родителей, не родившихся птенцов Зарина забрала их себе. Ей надо было заботиться о своей личной гигиене и яйца прекрасно могли заменить шампунь.

За два часа девушка набрала внушительную связку сухих веток и коряг. По ее мнению этого должно было хватить на пару дней. К хижине она спустилась уставшая и измученная, волоком таща свою тяжелую и увесистую ношу. Сбросив груз, она бросилась проверять свою сеть и удочку. К ее радости и великому изумлению в мешке бултыхались две небольшие рыбешки, билась хвостом и приличная рыбка, подцепленная на серьгу.  Не сдержав эмоций Зарина громко закричала от радости.

Аппетитный запах наваристой ухи из форели щекотал ноздри и изголодавшаяся Зарина пару раз, не дожидаясь, отщипнула по два кусочка с боков рыб. В своих хлопотах девушка забыла о Данко. Открыв дверцу печки, она с любопытством смотрела на метающий по сучкам огонь. Зарина даже не догадывалась, как прекрасна она в отсвете этого огня. Данко

уже давно очнулся и незаметно наблюдал за ней. У него уже спала температура, но в теле была слабость и вся нога пульсировала от боли. Он попытался осторожно поменять положение тела, и тут  Зарина заметила, что он уже не спит.

-Проснулся? Сейчас мы с тобой пообедаем. У нас в меню великолепная царская форель. – Радостно сообщила она ему.

-А откуда рыба? Где ты ее взяла?

-Сбегала в соседний супермаркет. Извини, на хлеб и соусы денег не хватило. Айда садись потихоньку. Тебе горяченького надо похлебать, силы восстанавливать.

Усадив Данко поудобней она стала поить его, как маленького ребенка. Зачерпывая алюминиевой ложкой бульон, она дула на него, чтобы поскорей остудить. Аккуратно поднося очередную порцию к губам мужчины, Зарина что-то нежно пришептывала, словно уговаривая его. Сытный бульон пошел Данко на пользу, и вскоре все тело мужчины покрылось испариной.

-Вот и хорошо. Пот у тебя пошел, а вместе с ним и болезнь уйдет.

-А ты откуда знаешь? – Слабым голосом спросил мужчина. – Ты мне сейчас ведьму напоминаешь, и место где мы находимся, сильно смахивает на сказочный терем бабы яги.

-Конечно! Я ведьма и есть! — Довольно ответила Зарина. Почему-то ей понравилось это сравнение. – Считай, что ты у меня в гостях, правда, у хозяйки, из еды только один деликатес – но зато королевский – самая настоящая, экологически чистая форель. Этого ты у себя не поешь. А вот выберемся отсюда, я тебе могу такой плов приготовить. Ты знаешь, он у меня какой получается. Самый настоящий, таджикский. Даже местные повара меня хвалили, как я готовлю. Я вообще люблю готовить. Было бы конечно из чего.

Зарина в своих хлопотах совсем позабыла, что ходит перед Данко почти полуголая. Изодранная в клочья юбка, лифчик – вот и весь ее наряд. Да и он был только в брюках. Поэтому в ответ на немного удивленный взгляд Данко она ответила:

-А что тут такого?  Где я тебе вещи возьму? Извини, у меня с собой не было гардероба. Так, что потерпи меня такой. Понимаю, фигура у меня не модельная. Вот вернешься и будешь любоваться точенными ножками своих подруг.

Вяло махнув рукой, Данко сказал слабым голосом:

-Нормальная у тебя фигура, обычная, средняя. Белье только какое-то старинное, с бабушкиного сундука.

-Ну, видимо тебе совсем полегчало. – Почти бросив котелок на ящик, Зарина выбежала из хижины.

Ее душили рыданья от обиды, от бессилья, от несправедливости этого мира. Этот баловень судьбы даже не догадывался, в каких условиях она всегда жила, с какими людьми ей приходиться общаться и что от них терпеть. Зарина как могла, стремилась вырваться из этого круга, но, что она могла сделать? На новой родине, кроме сестры, такой же одинокой, у нее не было родственников и друзей, не смогла она получить вовремя и образование. А без всех этих слагающих трудно найти приличную работу, приходилось соглашаться на любую. Лишь бы платили  столько, чтобы можно было оплатить жилье и пропитание. Она редко задумывалась о красивом белье, модных нарядах и дорогой косметике. Всегда довольствовалась и, радовалась тому, что у нее было.  Неожиданно слова Данко ее больно кольнули и заставили почувствовать себя ущербной, не такой как все. Да, он из другого мира, более красивого, роскошного, но и она ему не служанка. Он хоть знает, что она эту рыбу действительно не купила в магазине, а печку он умеет топить?  Хотя, что он об этом всем может знать? Богатый избалованный мальчик, который видит жизнь из окна роскошной виллы и дорогого автомобиля высшего класса.

Так прошло еще три дня. Зарина ходила за хворостом, ловила рыбу и один раз ее чуть не укусила ядовитая змея. Помогла какая-то неведомая сила и быстрая реакция.

Данко становилось все лучше и лучше. Припарки из трав, свежий горный воздух и здоровый молодой организм, сыграли не последнюю роль в его выздоровлении. Он начал потихоньку выходить из хижины и с интересом наблюдал за нехитрой рыбалкой Зарины и даже один раз помог дотащить вязанку дров.

Зарине казалось, что ему совсем не нравится находиться здесь. Он привык к мягкой постели, а топчан, с тонким пледом, вместо матраса, удобства не добавлял. Сама же Зарина, чтобы ему было комфортней, спала на жестком полу. Стал воротить нос от надоевшей рыбы, но все же ел ее, потому, что другой пищи попросту не было.

Один раз Зарина попыталась поговорить с ним на эту тему, чтобы как-то подбодрить.

-Ты уж потерпи немного. Должны же нас найти. Я понимаю, что тебе не очень удобно и еда совсем не та, к которой ты привык.

-Да, могла бы и перину мне найти. Да и меню разнообразить. Устриц, к примеру, омаров подавать. Я еще очень люблю утку по пекински.

Девушка, сама еще мучавшаяся от головных болей и уставшая морально и физически от всего, того, что на нее навалилось, приняла его слова буквально. Поэтому и не замедлила резко ему ответить.

-Знаешь, если бы на моем месте, сейчас была бы твоя певичка или другая мондель костлявая, то вы бы оба с голоду подохли бы тут. Так, что скажи спасибо. Понял?!

Неожиданно Данко расхохотался на слова Зарины. От смеха  у него выступили слезы на глазах.

-Ты чего? Истеришь, что ли? Я думала, ты тоже начнешь ругаться. Чего смеешься то? – И тут Зарина сама обнаружила причину веселья Данко. Ее юбка самопроизвольно съехала с талии девушки и лежала на земле у ног. Видимо вынужденная диета и физическая нагрузка помогли Зарине избавиться от нескольких килограмм, благодаря которым одежда еще висела на ней.   Подтянув юбку на место и стараясь хоть как-то зафиксировапть ее, Зарина незаметно для себя тоже начала смеяться.

Вдоволь насмеявшись Данко решил немного искупаться. Честно говоря, его тело уже давно нуждалось в этом. Зарина демонстративно отвернулась, когда он стал расстегивать брюки.

-Ты знаешь, тебе бы постираться не мешало бы. Ты вообще стирать умеешь? Мыла, извини, нет, и стиральной машинки, так, хоть так в воде прополосни.

-Ты из меня урода гламурного не делай, ладно? И, наверное, я без твоих указаний мог бы догадаться.

-Ого! Как мы заговорили. А кто ты еще? – Зарина явно нарывалась опять на скандал.

-Иди отсюда, пока я тебя в речке не утопил,  – рыкнул он на нее.

-Давай утопи! Будешь потом голодный ходить. Ты же вообще ничего не умеешь делать. У тебя же руки, как у бабы белые. – Зарина, не понимала, что вообще на нее нашло? Почему она второй день подряд грубит ему и явно нарывается на скандал.  Чтобы успокоиться и прийти в себя, она зашла в хижину и легла на топчан. Незаметно для себя вскоре Зарина погрузилась в крепкий сон. Проснулась она уже, когда стемнело. Но, хижину озарял свет, которого здесь раньше не было, поэтому и все свои дела она старалась сделать до наступления темноты.  Источник света шел от  небольшого фонарика, подвешенного к низкому потолку. В печи весело потрескивали дрова, а посередине комнаты стояло кресло, принесенное из самолета. Рядом с Зариной лежал розовый пиджак, наверное, из багажа Аллайры. На столе громоздились настоящие сокровища – несколько кусков мыла в фирменной упаковке, бутылки со спиртным, хрустальный фужер, сморщенные коричневые пластинки, оказавшиеся ссохшимися кусочками мясной нарезки из бара.  Сам Данко сидел в кресле и, потягивая виски из бутылки, увлеченно возился с какими-то деталями, которые лежали у него на коленях.

Услышав, что Зарина проснулась, он кивнул на стол.

-Угощайся. Вон фужер, наливай себе.

В принципе Зарина была совсем равнодушна к спиртному. Хватило одного раза, когда ее «подруги» напоили местной чачей и пытались подложить под пожилого толстосума.  В этот раз она решила перешагнуть через свои принципы и выпить немного фирменного напитка. Когда еще удастся вот так посидеть, в компании такого парня и попробовать дорогой коньяк. Да и отношения, надо как-то налаживать, не все же время им грызться. Взяв бутылку и отвинтив колпачок, она неловким движением налила себе в фужер. Данко молча протянул к ней бутылку и, чокнувшись об фужер, сделал хороший глоток.

-За то, чтобы мы, черт возьми, выбрались наконец-то отсюда.

Зарина согласно кивнула и тоже немного отпила. Поставив бокал, она одела пиджак, было прохладно и ткань приятно прилегла к ее телу. Данко казалось не обращал на нее никого внимания и был целиком занят своим непонятным делом. Отпивая глоток за глотком, Зарина наблюдала за ним. Молодое, мускулистое тело, модная прическа, очень красивые черты лица – сколько девушек продали бы душу, чтобы оказаться сейчас на ее месте. Как в романах – авиакатастрофа, горы,  герой и героиня. О Боже, между ними вспыхивает искра, и они влюбляются. Конечно, Данко даже очень нравился Зарине и она не верила своему счастью, своему везению, что именно она, неудачница и серенькая провинциалка сидит рядом с ним. Да, она самая счастливая на свете, несмотря на все несчастья и на ее переживания по поводу дочери. В то же время Зарина отдавала себе отчет, что Данко даже если увлечется ей, то всего лишь мимолетно. Забыть ее он, конечно же, после такого случая не забудет, а дальше этого их отношения не продолжаться.

-О чем думаешь?

-Я? — Зарина даже подпрыгнула от неожиданного вопроса.

-А здесь еще кто-то есть? – Хитро прищурившись спросил Данко.

-А что ты делаешь? – Вопросом на вопрос ответила Зарина.

-Честно говоря, сам не знаю. Просто устал от бездействия. Вот нашел свой сотовый, но он разбит вдребезги. А у тебя телефон целый?

-У меня его еще в Душанбе на рынке украли.

-Заявила в полицию?

-Ага. А смысл? Лучше расскажи о себе немного. Откуда ты, как стал знаменитым.

-Да, ты, наверное, и так все про меня знаешь. Только не все, о чем говорят и пишут, правда. Уж я то точно знаю.

-Ты не поверишь. Я тебя вообще не знаю. Видела как-то в кинотеатре фильм, где ты снимался, и читала один раз случайно в журнале. И все. Телевизора у меня нет, и газеты редко читаю.

-Нет телевизора? А разве так бывает? – Удивился он.

-Представь себе. Не все могут себе многое позволить и компьютер не у всех есть. Так, что восполни мой пробел, чтобы я не очень выделялась из толпы.

-Если интересно расскажу. Роддом я из Прибалтики. Родители по работе переехали несколько лет назад в Америку. Там меня заметил один из друзей отца и пригласил сниматься. Мне родители дали хорошее образование. Я им многим за это благодарен. Отдали в секцию единоборств, водили в музыкальный класс, учили всему, чтобы я был подготовлен к жизни. Потом мы вернулись в Россию. Я сам пошел служить в армию. Про это в газетах не пишут, служил в десантных войсках. А после снова вернулся в Америку.

Но, это все не важно. Я вот здесь лежал и думал. Меня столько раз приглашали на разные реалити шоу. Ну, там проверь себя, выживи в экстремальных ситуациях. Конечно, желание  было. Попробовать свои силы, возможности, свой потенциал. Я даже планировал дать согласие в ближайшее время. И тут судьба сама забросила меня черт знает куда. И знаешь, что самое смешное? То, что в этом реалити главным героем оказался вовсе не я. И свои способности и умение выживать показала именно ты. Слабая девушка. Ты выкарабкалась из самолета, вытащила меня раненного, нашла воду, жилье и пыталась нас как-то прокормить. Я действительно поражен и, как бы мне не хотелось этого признавать, очень благодарен тебе.

Зарина слушала его в изумлении. Ей мало кто выражал свое восхищение, а тем более такой парень, как Данко. Он действительно оценил все ее старания.

-А чем ты увлекаешься, когда не занят в съемках?

-У меня весьма разносторонние интересы. Я всегда придерживаюсь правила — надо попробовать все, что тебе предлагает жизнь и дает возможность это испытать. Я практически занимался всеми видами экстрима. В небе, на земле и под водой.

-Ого. Ну, считай, что ты попал в еще одну экстремальную ситуацию.

-Согласен. Ну, а теперь твоя очередь.

-А мне нечего рассказывать. Не было у меня такой мамы и тем более папы. А аттестат зрелости я получила в уличной подворотне.

-Оно и видно. Колючая ты вся такая.

-Да, что ты обо мне знаешь? – Неожиданно для себя вспылила Зарина —  И вообще о людях? Ты знаешь, как я попала на этот гребанный самолет? Чем я заплатила? У меня вся жизнь такая, потому что нет другого способа и нет возможности подойти к кассе и купить билет в лучшую жизнь.

-Значит там, в самолете, ты расплачивалась за билет.

Зарине показалось, что он смотрит на нее с особым презрением. Ей стало стыдно за свое признание. Да, в принципе, кто он ей такой, какое ему дело, чем они там занимались. У него своя жизнь, у нее своя дорога. В бокале почти ничего не осталось, и Зарина потянулась за бутылкой.

-Давай я тебе налью. А то сейчас все выльешь.

-Да я не любитель выпить. – Язык у нее уже стал заметно заплетаться и по телу разлился жаркий огонь. – Но сегодня буду пить. Потому что я устала. От тебя, от своей жизни сучьей и от всего этого мира.

-Э, да ты уже вроде как пьяненькая. Да ладно, пей. Я столько вас пьяных нагляделся, так, что одной меньше, одной больше.

Сказанные слова послужили неким сигнальным факелом, красной тряпкой, накрывшей сознание девушки.

Утром следующего дня у Зарины было дежавю.  Раскалывающаяся от боли голова, тошнота. Правда, симптомы были совершенно иными – явно от алкогольного похмелья. Встав с топчана, она вышла наружу. Яркое солнце резануло по глазам. Ледяная вода остудила разгоряченное тело и бушевавший внутри пожар. Сознание медленно возвращалось к ней, а вместе с ним и подробности немного затуманенного вечера. Распаленная спиртным, она начала ссору с Данко и даже оскорбила его. Не выдержав, он дал ей пощечину и поволок топить в речку. Или просто пытался остудить ее пыл? Потом они вроде сидели у воды, и он слушал ее глупые бабские жалобы на жизнь. Господи, что он про нее подумал? И где он сейчас? Наверное, бросил ее и ушел. И правильно сделал. Она останется здесь и умрет от стыда, голода и холода.

Данко действительно не было довольно долго и почти оправившаяся после «веселья» Зарина стала тревожиться не на шутку. Искать его она не хотела, просто потому что ей было очень стыдно. Может он сидит наверху, около самолета и останется там, будет ждать сильно запоздавших спасателей.

Он появился неожиданно и со стороны гор. Немного прихрамывая, в одной руке он нес тушку зверька, а в другой держал увесистую палку. Не обращая внимания на девушку, Данко присел на корточки у воды и стал ножом освежевать свою добычу. Зарина несмело подошла к нему и тронув рукой за плечо, извиняющее произнесла:

-Я вчера вела себя не красиво. Ты уж извини меня, не знаю, что на меня нашло.

Данко резко встал, и Зарина невольно отшатнулась. Хоть его лицо и не выражало злости, весь его вид выглядел довольно угрожающе. Руки в крови и  красные, кровавые полосы на груди.

-Это ты на охоте поцарапался, да? Больно? – Робко спросила она его.

-Нет, это меня вчера тигрица поцарапала, сумасшедшая немного и неадекватная.

-Слушая, ну прости, пожалуйста. С кем не бывает. Я же не пью, зачем ты мне предложил? Не знаю, что это со мной было. Мне самой ужасно неловко и стыдно.

-Тебе никто в глотку не вливал. Не можешь себя контролировать, нечего пить.

-Захотела, вот и напилась. Тебе то, что? – Зарина прикусила язык. Да, что это с ней? Почему ей так хочется с ним ругаться и даже броситься на него с кулаками? Она вела себя довольно не характерно и даже агрессивно.

-Да пей ты, сколько хочешь. Вон иди, допей все. Только меня не трогай.

-Да нужен ты мне. Тронешь тебя. У такого, как ты одни мужики,  наверное, на уме.

Зарина даже не поняла, как это у нее вырвалось, и когда Данко подскочил к ней и, схватив за плечи, хорошенько встряхнул, даже не обиделась. Яростно глядя ей в глаза, он почти прошипел:

-Следи за языком, думай, что говоришь. Я ненавижу гомиков, еще раз скажешь такое, пожалеешь.

-Убери руки. Мне больно. И.. и.. У тебя изо рта воняет! – Ну, зачем она так! Ей хотелось сказать совсем другие слова. Ничем от него не пахло, наоборот исходил запах сильного мужского тела, который кружил ей голову.

-Дура! – Он почти отшвырнул ее от себя.

-Да пошел ты!

Что он ей ответил, она уже не слышала, потому что постаралась поскорее уйти с поляны.

Разгоряченная от перепалки она шла все дальше и дальше в горы, автоматически собирая попадавшие ей на глаза сучки.  Впереди, всего в нескольких сотнях метрах возвышался снежный пик горы. Зарина почему-то захотела дойти до него и с высоты оглядеться вокруг. Может где-нибудь есть кишлаки или другая цивилизация. Она шла довольно долго, по дороге срывала стебли кислячки, утоляя ими голод. Поела желтой алычи, которую намеревалась набрать для Данко на обратной дороге. Вскоре Зарина поняла, что на горы опускается ночь, а до пика она так и не добралась. Надо было срочно возвращаться назад, набрать алычу и помириться с Данко.

Спускаться было тяжелее, чем подниматься вверх. Подошва на балетках почти стерлась и сильно скользила. К тому же у Зарины от страха сильно участился пульс. Она поняла, что сбилась с дороги и скоро совсем стемнеет, и она останется одна. Ночью вероятнее всего на нее могут напасть голодные звери, и ей нечем будет даже отбиться от них. Слезы отчаяния и бессилия застилали ей глаза. Она ругала себя последними словами, за то, что поругалась с Данко, за свой характер, за свой язык. Почему-то она стала вспоминать рассказы, услышанные когда-то от кого-то о жутких и душераздирающих происшествиях, произошедших именно в горах. О всякой нечистой силе, шайтанах, ведьмах которые живут в этой местности. Мысленно Зарина стала взывать к высшим силам, прося помочь ей. В душе она очень надеялась, что Данко не сильно обиделся на нее и пойдет ее искать.

— Господи, пожалуйста, не дай мне умереть здесь, прошу тебя. Какая же я глупая. – Она кляла себя, свою самоуверенность. Ее охватил леденящей душу страх. В одно время она как будто услышала какие-то быстрые шаги и, остановившись, прислушалась. В темноте горы жили своей особой жизнью. Ухал филин, стрекотали сверчки, где-то выл шакал, рычали какие-то звери. Совсем рядом покатились камни, прямо на Зарину полетела птица, задев жестким крылом правое ухо. Нервы девушки не выдержали и она со всех ног понеслась вниз, падая и обдирая коленки и локти. Упав в очередной раз, она решила больше не вставать и, свернувшись калачиком, обхватила руками голову. Ей некого было стесняться, поэтому и плакала она жалостливо и громко. Жалея себя, свою дочь и то, что умрет в этих горах. За ней никто не придет, это только в кино мужчины спасают своих любимых. У нее никогда не было любимого, и дочь она родила от случайной связи. Ее никогда не любили и никогда не звали замуж, кому она нужна? Никому на всем белом свете. И дочку ее отдадут в детдом, если уже не отдали.

Плач перешел в всхлипывания. Недалеко опять слышались крадущиеся звуки. Ну, вот, к ней уже кто-то подползает. Зарина знала, что у собак и других зверей первый укус болезненный, а остальные уже перестаешь чувствовать. Если ее загрызут, то может это не будет столь больно и все окончиться быстро.

Убрав руки от лица, она посмотрела в черное, бездомное небо, на котором россыпью бриллиантов сияли миллиарды холодных звезд. И от ужаса закричала. Над ней возвышался черный высокий силуэт.

В себя она пришла от того, что ей брызгали в лицо водой. Нежный и такой родной голос Данко возвращал ее медленно к жизни.

-Давай приходи в себя. Хватит тут лежать, замерзнешь. Извини, я не смогу тебя поднять и донести до нашего дома.

Он, что оговорился? Или на самом деле, стал считать их временное убежище домом.

-Данко! Осторожно! – Закричала Зарина. Из темноты вынырнули светящиеся огоньки и темная, тяжелая тень метнулась ему на спину. Схватка была быстрой, Данко отреагировал почти молниеносно и несколькими ударами убил прыгнувшего на него из темноты волка.

-Поднимайся. Волки ходят стаями, сейчас другие набегут. Надо уходить. – Зарину не надо было уговаривать, особенно после пережитого и увиденного.

До своей полянки они добрались быстро, почти без приключений. Зарина плутала всего лишь в паре сотней метров, и Данко не составило труда отыскать ее.

-Пожалуйста, постой рядом. Я немного сполоснусь, ладно? – Зарине очень хотелось смыть с себя в речке кровь и пыль. Ободранная кожа сильно саднила, но она почти не обращала на это внимание. Главное он пришел за ней, спас ее и она живая.

-Конечно, давай я тебе помогу. – И не слушая возражений, стал нежно, набранной в ладони водой смывать с коленок кровь. Зарина даже не чувствовала то, что вода, как всегда была холодной. От такой близости у нее кружило голову и почему-то хотелось петь. Поляна полностью была залита ярким серебряным светом полной луны, и все вокруг приняло причудливые, немного сказочные очертания.

Чудная атмосфера, близость Данко, его сильные руки, его дыхание придали ей сил, усталость, боль отошли на задний план.

-Прости меня, пожалуйста. – Зарина взяла его руку в свою. Он поднял голову и улыбнулся.

-Глупая. Конечно, простил. Я так сильно за тебя испугался. Хотел сразу пойти, но был зол. Я чуть тебя не потерял. Больше так не делай, договорились? – С этими словами он взял ее за плечи и притянул к себе. Сердце у Зарины забилось где-то в районе пяток, а в глазах безумной каруселью запрыгали разноцветные звезды.  Пусть, будет, как будет. Пусть это будет одна, всего одна лишь ночь. Но о ней она будет вспоминать всю свою жизнь и благодарить небеса, что к ней спустилась звезда. Они долго просидели у речки, а потом, обнявшись, пошли в хижину. В эту ночь Зарина уснула в надежных объятиях любимого мужчины.

Утром они долго нежились на топчане. Зарина лежала на груди Данко, их пальцы переплелись в одно целое. Смеясь Данко представлял, как он встанет и принесет ей в постель ароматный кофе с свежими круассанами. А когда они позавтракают, то Зарина приготовит им на обед свой знаменитый плов. Разговор о еде разжег просто дикий аппетит у молодых людей. И тут Данко вспомнил о зайце, которого он пожарил на костре и еще вчера хотел угостить свою спутницу. Недолго думая они вскочили с топчана и просто набросились на мясо. Голод любое блюдо сделает настоящим кулинарным шедевром. Но стоит отдать должное Данко, он постарался на славу — корочка получилась румяной, и мясо прожарилось равномерно. После обеда на импровизированных тарелках осталось еще пол тушки. Еду аккуратно завернули в листья и убрали в ящик.

-Ну а теперь, разрешите пригласить вас на свидание, — шутливо обратился Данко к девушке.

-С удовольствием! Куда мы пойдем? В театр, в кино?

-Мы пойдем в поход. Знакомиться с местными достопримечательностями.

Зарина и Данко весело, а главное с пользой  провели время. Девушка отыскала растение, одно из разновидностей лука, набрали они кислячек и алычи. Выше по речки к изумлению обоих они увидели растущие вдоль берега грибы — сморчки степные и рядовку. Зарина знала, что они занесены в Красную книгу и найти их было большой удачей. Собранных грибов хватило бы на ужин для двоих.

-Когда мы вернемся, я потушу в котелке все вместе и получиться просто изумительное жаркое.

-Согласен. Я уже заметил, что все, что ты готовишь, очень вкусно.

-Спасибо. Но повар из меня тот еще. Это просто горный воздух и все, что готовится на костре, в естественных условиях, добавляет любому блюду особый аромат и полезные свойства.

-Про это я уже слышал, но честно говоря, раньше не пробовал. Тогда, как выберемся отсюда, ты специально для меня приготовишь плов на костре.

-Эй! Я вообще-то это тебе первая предложила. Не отнимай у меня мою идею.

Они еще долго бродили по склонам. Данко собирал цветы охапками, которых здесь было в таком изобилие и такое разнообразие, что это изумляло парня. Он буквально осыпал ими Зарину и признался, что некогда не дарил девушкам цветы в таком количестве. И самое главное, ему это доставляло искреннее наслаждение и удовольствие.

-Я здесь столько дней и даже не разу не обратил внимание, на то,  какая нас окружает красота. Посмотри, какие величавые вершины! Настоящие исполины! А какие необыкновенные силуэты рисуют облака! И небо, оно бездонно и голубое, голубое. ЭГЕГЕЙ! Этот мир восхитителен! И мы здесь! ЭГЕГЕЙ!

Горное эхо подхватывало голос Данко и разносило его по скалам и ущельям, многократно, словно смакуя на разные лады, повторяя его слова.

А потом они долго лежали на разноцветном, шелковом ковре, сотканном из благоухающих трав и ярких цветов. Над ними плыли корабли, фантастические звери и другие причудливые фигуры, скульптором которых были облака и ветер.

-Я должен тебе признаться. – Данко повернул голову к Зарине, — мне еще никогда не было так хорошо и спокойно. Я очень счастлив, и откровенно говоря, признателен этой катастрофе, что нахожусь здесь, с тобой.

-Мне тоже очень хорошо. Я боюсь своего счастья и не верю, тому, что со мной происходит. Это словно сон. Вот сейчас я проснусь, открою глаза, и все исчезнет, как мираж, как эти облака.

-Не бойся. Я буду рядом и этот сон, никогда не закончиться.

К хижине они вернулись к закату. Им не хотелось заходить внутрь, и они еще долго сидели у речки, слушая ее веселое журчанье и наслаждаясь теплым вечером.

 

-Как трогательно! Браво. – Знакомый до мерзости голос донесся со стороны хижины. Именно там, у дверей стоял пилот самолета. Всклокоченные волосы, изодранная, грязная одежда и лихорадочный блеск почти безумных глаз. Видимо ему тоже пришлось не сладко. Его появление было эффектным и неожиданным, и признаться честно, совсем не обрадовало Зарину и Данко. Но, как он выжил, где был?

-Я вас тут заждался. – Ухмыляясь, заявил он. – За столько дней встретить живых людей. Проходите, что застыли.

-Пойдем, там еще осталась еда. Ты скорей всего сильно голодна. – Данко встал на ноги и потянул за собой Зарину.

Обещанного ужина, зажаренного кролика не было, не было и одной бутылки коньяка. Непрошенный гость съел почти все припасы. На импровизированном столике возвышалась груда обглоданных костей.

-Ты бы оставил и нам поесть. – Незлобно бросил ему Данко.

-Ну, извините. Я столько дней голодал, что когда увидел этот пир, то не особо волновался, насчет того, кому он предназначен. А вы тут шикарно устроились. А то я все гадал, кто в этом тереме живет. Есть еще кто живой?

-Нет, – отрицательно покачал головой Данко. – Меня все мучает вопрос. Почему нас не ищут? Уже давно могли бы запеленговать на худой конец.

-И не будут искать. Кому это надо? – Пожал плечами пилот.

-Что-то я не пойму. Поясни нам.

-Мой хозяин, к кому мы летели, скорей всего или пьяный или обкуренный. Он даже не помнит, скорей всего про вас, поэтому и не пошлет за нами помощь. У него столько самолетов, что одним меньше, другим больше.

-Какой хозяин? К кому мы летели? – Изумился Данко. – Рассказывай подробней. Ты ничего не путаешь? Постой, да ты же пьяный!

-Да, я пьяный, но рассказать могу. Ты, что думал, я вас в Россию везу? Хрен там. Я когда хозяину сказал, кто вы и что вы застряли в аэропорту и не можете вылететь, он мне предложил привезти вас за премию. А чтобы вы согласились, то ничего вам и не сказал. Ну, слетали бы в Пакистан к моему хозяину, погостили, он бы денег вам дал, и улетели бы обратно.

-Да ты охренел! Какой хозяин, какой Пакистан?

-Мой хозяин всесильный человек, если захотел вас получить, то получит. А я всего лишь исполнитель его воли. Так, что никто нас не ищет. В аэропорту думают, что мы улетели в Россию, а оттуда в Америку. А мой хозяин и думать, наверное, про нас забыл. Никто никакие службы, по крайней мере, в ближайшие две, три недели ничего запрашивать, а тем более искать нас не будут.

Вскочив, Данко со всего размаху ударил пилота кулаком по лицу. От мощного удара он, не устояв на ногах, упал на землю, да так там и остался лежать. Никто не собирался придти к нему на помощь и тем более поднимать.

Все утро следующего дня Данко ходил хмурый и даже не смотрел в сторону пилота. У того же все лицо превратилось в один сплошной кровоподтек. Зарина, чтобы не мешать мужчинам, решила заняться рыбной ловлей. Вскоре к ней подсел пилот и, глядя на нее своими маслеными глазками, неожиданно предложил:

-Может, отойдем за камни? Поговорим. Я по тебе уже соскучился.

-Мы не в самолете и я с тобой рассчиталась. А ты вот нет. Кстати, а почему ты мне не сказал, что мы летим в другую сторону? Как я бы оттуда выбиралась?

-А зачем тебе оттуда выбираться? Осталась бы, относительно тебя, у меня тоже были планы, таким как ты, у нас найдется применение.

–Каким таким, как я? —  Зарине стало дурно. Значит, ее судьба находилась в руках этого гнуса и он мог запросто вывезти ее и отдать в сексуальное рабство или еще куда хуже? И это катастрофа настоящий подарок небес.

Находящийся неподалеку Данко резко повернулся и пошел в их сторону. Увидев его, пилот встал и отошел в сторону, подняв вверх руки и примирительно улыбаясь:

-Все брат, ухожу.

-Не брат ты мне, сволочь, – сплюнул Данко пилоту под ноги.

-Ну, смотри. Можешь и пожалеть.  – Угрожающе произнес он в ответ и направился в сторону место падения самолета.

-Слышал какую участь он мне подготовил?

-Нет, вы были далеко от меня. Что он тебе сказал?

-Он обманул меня, сказал, что мы летим в Россию, а там он отдал бы меня или в какой-нибудь бордель или сама не знаю…

-Я бы не позволил увести тебя. Уж поверь мне. – Данко обнял Зарину и, подняв ее голову за подбородок, нежно и страстно прильнул к ее губам.

Пилот объявился лишь на следующий день, ближе к обеду. Данко с Зариной к тому времени решили не ждать у моря погоды и самим выбираться отсюда. Тронуться в путь планировали на рассвете, после подготовки. Данко решил еще раз попытать удачу на охоте и раздобыть дичь в дорогу, а Зарине нужно было наловить рыбу.

Когда пришел пилот, она была в хижине и прибиралась там. Нехорошо оставлять после себя мусор, тем более перед дальней дорогой. Да и уважение к тем, кто еще придет сюда нужно проявить. Зарина его не увидела, а скорее почувствовала. От него шел неприятный, противный запах давно немытого тела и сильного перегара. Увидев, что она одна, он, как и тогда в самолете, грубо навалился на нее, он скрутил ей руки и развернув ее спиной к себе, повалил на топчан. Она чувствовала, как грубые пальцы шарят у нее между ног, а грудь сдавили стальными тисками. От сильной боли и почти свернутой на бок шеи Зарина не могла даже пошевелиться или хотя бы закричать. Кожа лица покрылось багровыми пятнами и все вокруг поплыло в черном тумане.

В себя она пришла у речки. У нее сильно саднило шею, грудь и между ног засохла струйка крови. Одежды на ней не было, видимо пилот порвал последнее, что у нее было. Из хижины появился Данко, неся в руках пиджак. Аккуратно подняв Зарину, он накинул его ей на плечи.

-Больно?

-Ничего. На мне все быстро заживает, как на собаке. Ты давно здесь?

-Лучше бы не уходил. Я успел, но этот зверь тебя все равно покалечил.

Неподалеку лежал избитый и связанный по рукам пилот.

-Что же ты за тварь такая? Я никак не пойму. Таких же, как ты еще в утробе убивать надо. – Данко смотрел со скрытым презрением на лежащего пилота.

-Давай, подойди, убей. – Пилот стал извиваться на земле, пытаясь избавиться от веревок.

-В отличие от тебя, я исподтишка не нападаю, а тем более на лежащих  и женщин не насилую.

-Да, какая она женщина. Блядь, знаешь их, сколько у нас. Гавно готовы лизать, лишь бы не сдохнуть.

Зарина схватила вскочившего Данко и, сдерживая стон от пронзившей тело боли, стараясь вложить в свои слова как можно больше убедительности, сказала ему:

-Не надо. Твои удары не исправят его характер. Здесь, да и везде, наверное, много таких, как он. Я уже привыкла. Не стоит, он свое получил.

Ее столько раз избивали саму и зрелище, когда, кто-то бьет кого-то, вселял в ней страх и жуткое отвращение. Поэтому вид избитого пилота вызывал скорее сочувствие у его жертвы.

-Хорошо, ради тебя не трону. Давай я тебя осторожно перенесу в дом и там решим, что нам делать дальше.

Аккуратно, стараясь не причинять боли, он поднял ее на руки и понес. Лежа в приятной прохладе полутемной  хижины, засыпая Зарина слышала грубый разговор двух мужчин и последовавший за ним глухой удар.

-Проснулась? Видимо теперь моя очередь за тобой ухаживать. – Данко склонился над привставшей Зариной. В комнате царил полумрак, в печке горел огонь, а на столе на крупных листьях лежала жаренная рыба.

-Сегодня опять рыба. Я побоялся оставлять тебя одну.

-А где он? – Спросила Зарина, глазами показывая на дверь.

-Не бойся. Я отпустил его. Поговорил по-мужски и отпустил. Что мне с ним надо было делать?

-Зря. Я знаю таких людей. Он нас не оставит в покое.

-Уже оставил. Давай ешь. Посмотрим, как ты себя будешь чувствовать, и через пару дней пойдем вниз. Спускаться будем вдоль берега речки. Она все равно куда-нибудь, да и впадает, а люди, как правило, живут около рек.

-Как я сама до этого не догадалась. Все верно, мы должны выйти к людям.

-Вот и пойдем. А пока представим себе, что мы находимся на дорогом курорте. Отличный воздух, восхитительная природа.

-Ага, только системы все включено нет. – Засмеялась Зарина.

-Ну, уж извините. Нас в Душанбе возили в одно знаменитое ущелье, вроде Варзобское. Тоже очень красиво. И кормили нас хорошо. Правда, мне многие блюда тогда не понравились. А сейчас я думаю, что с огромным удовольствием съел бы их. Так, что выберемся отсюда, и я приглашу тебя в самый лучший ресторан с национальной кухней. – Подмигнул Данко девушке.

-Главное выбраться. Мне уже кажется иногда, что мы здесь останемся навечно.

-Я бы согласился остаться с тобой навечно, — в словах Данко не было усмешки и звучали они вполне искренне.

-Даже если ты говоришь это просто так, все равно приятно. Спасибо тебе. Я знаю, как только мы окажемся внизу, ты уедешь к себе, и эта катастрофа прибавит тебе славы и популярности. И мне, наверное, тоже немного останется, может, на работу нормальную устроюсь.

-Давай не будем загадывать. Я вообще-то хочу тебя к себе забрать.

Зарине стало очень тепло и хорошо от этих слов. Пусть даже в последующем они окажутся ложью, но сейчас они грели ее израненное тело и наболевшую душу. Сказанное прибавило ей сил и энергии. Через полчаса она уже была на ногах и даже предложила Данко вместе сходить поохотиться. Одной оставаться она побаивалась. Что-то ей подсказывало, что пилот не ушел далеко от них и ждет своего часа.

Удача улыбнулась им, и Данко метким ударом своего ножа убил зайца. А еще они, при помощи рогатки сделанной из палки, поймали двух небольших кобр, которые грелись на камнях. Данко ловко отсек им головы, чтобы яд не просочился в тело, в жаренном виде, змеи очень даже неплохой деликатес.

Вечером Данко предложил разжечь костер, недалеко от речки. Идея Зарине понравилась. У них оставалось немного виски, а в качестве закуски пожарили змей. Приправу Зарина сделала из кисло-сладкого сока алычи. Получилось просто восхитительное и аппетитное блюдо.  Стрекот цукат и шум воды служили мелодией, а  бескрайнее звездное небо куполом импровизированного ресторана.

Вдруг Данко встал и притянув Зарину к себе стал медленно кружить с ней в вальсе, вполголоса напевая:

За все тебя благодарю

За шёпот и за крик, за вечность и за миг,

За отгоревшую зарю,

За смех и за печаль, за тихое прощай

За всё тебя благодарю, за всё.

За смех и за печаль, за тихое прощай,

За всё тебя благодарю.

 

У него был красивый голос, пронизывающий до последней клетки тела.

-Какая красивая песня. Это же из репертуара Муслима Магомаева. Откуда ты ее знаешь?

-Она нравится моим родителям. Магомаев был другом отца.

-Я хочу тебе сказать. За меня никогда никто не заступался, мне некогда не пели песен, у меня никогда не было такой волшебной ночи. Я самая счастливая! – Прошептала Зарина.

-Я тоже первый раз заступился за честь моей любимой девушки. И у меня никогда не было такой ночи, и я некому раньше не пел. – Обняв ее покрепче, он стал медленно и нежно целовать Зарину, опускаясь все ниже и ниже.

Они сидели обнявшись у потрескивающего костра, в окружении величественных гор и казалось, что в этом огромном мире они одни, на всем белом свете. Им не хотелось не о чем думать, вспоминать то, что произошло и загадывать о будущем. Им было просто хорошо вдвоем. Правда у Зарины был  момент, когда она явственно почувствовала полный ненависти взгляд из темноты, который заставил ее вздрогнуть. Но сильная рука Данко прижавшая ее поплотней к своему телу, заставила ее успокоиться и отбросить все страхи. Они так и уснули у догорающих дров, не чувствуя холода и только предрассветное щебетание птиц разбудило двух влюбленных.

-Ну, вставай милая. Пора уходить с этого гостеприимного места. – Весело сказал Данко и потянулся всем своим мускулистым телом. Странно, но Зарина тоже чувствовала себя бодрой и хорошо выспавшейся. Напоследок она еще раз заглянула в хижину. Обстановка там за время их пребывания стала намного уютней, да и интерьер преобразился. В хижине появилось кресло с борта самолета, посуда, бутылки, пара пледов. Следующие визитеры останутся довольны гостеприимством.  Сборы заняли несколько минут. В дорогу с собой они взяли один плед, зажаренного зайца и рыбу. Вот и весь нехитрый багаж.

Прежде чем тронуться в путь, Данко предложил еще раз подняться к месту крушения, осмотреть все и отдать дань памяти погибшим. Зарина с ним охотно согласилась.

Очередной беглый осмотр не принес новых результатов, единственно они заметили, место ночевки пилота. Но его самого нигде не было видно.

Данко подошел к краю обрыва и посмотрел вниз. Скорей всего там и лежали тела погибших попутчиков и других членов экипажа. Он уже повернулся, чтобы спускаться вниз, как вдруг на него сзади, из-за огромного валуна  налетел пилот и ударил его по спине увесистой корягой. От внезапного и болевого удара в районе почек Данко потерял ориентацию и осел на землю. Размахнувшись еще раз, пилот ударил его корягой по голове. Видя, что парень лежит без сознания он стал яростно пинать его ногами. Зарина недолго стояла в оцепенении, видя все это и понимая, что пилот убьет Данко, она с громким криком бросилась на него.  Вцепившись в его короткие волосы, она старалась оттащить обезумевшего от ярости пилота от тела Данко. Бросив его, он полностью переключился на Зарину и стал кулаками, как тесто месить ее тело. Девушка зная, что это ее последние минуты, собрав все свои силы, молотила его руками и ногами. Краем глаза она видела, как пришедший в себя Данко пытается подняться и это придало ей дополнительный стимул. Развязка смертельной драки была неожиданной. В схватке пилот наступил ногой на гревшуюся на солнце гюрзу, и та молниеносно нанесла ему свой смертельный удар.   В пылу пилот не сразу почувствовал смертельную инъекцию, а когда боль обожгла ему ногу, и он осознал, что произошло, было уже поздно. Пришедший в себя Данко, а вместе с ним и Зарина не спешили прийти ему на помощь.  Завыв от безысходности и начинающего удушья, пилот кинулся к ним, моля их помочь ему. Загородив собой Зарину, Данко встал перед ним, как карающий щит.

-Пропади ты в аду, за все свои дела. Из-за тебя погибло столько хороших людей. Ты заслуживаешь только смерти и само небо тебя наказало.

-Вы твари. Вы все твари. И ты и твоя шлюха и все, кто летел на этом проклятом самолете. Будьте вы прокляты. – С этими словами, пилот подбежал к краю пропасти и кинулся вниз. Как человек, выросший в этих краях, он знал, что без медицинской помощи, его смерть будет ужасной и долгой. И лучше разом покончить с этим.

*********

 

Через четыре дня пути изможденные и уставшие Данко и Зарина дошли до первого кишлака.  Местные жители, не избалованные гостями и вообще какими бы то не было событиями, приняли их гостеприимно и очень радушно. Дав им, возможность умыться и покормив сытным пловом,  глава кишлака приступил к расспросам. К счастью среди местных нашелся человек, который сносно умел говорить на русском языке.

Несколько слов хотелось бы сказать о местных кишлаках. Создается впечатление, что ты переносишься в каменное средневековье. Водяные мельницы, поднимающие воду из речки в дома на склоне. Ишаки, груженные хворостом. Небольшие дома, сложенные из самодельных кирпичей и обмазанные глиной, вперемешку с соломой. Их не строят основательно, все просто, временно, без архитектурных излишеств. Все равно пройдут серии землетрясений, и дома не устоят. Их соберут снова, сложат из тех же кирпичей. Около рек наберут глины, чтобы промазать швы, и спустя несколько дней дом снова будет стоять на том же месте.

В кишлаке Данко и Зарина пробыли еще один день. Здесь не было телефонов и даже свет подавался на пару часов в день. Поэтому связаться с большой землей не было возможности. Утром глава сам довез их на стареньком жигуленке до ближайшего райцентра.  Конечно, предварительно заручившись клятвенным обещанием Данко, что он ему подарит хороший автомобиль. Причем парень на радостях  сам ему предложил, столь царский презент.

Появление знаменитого Данко Андреас, его рассказ об авиакатастрофе вызвало переполох у местной администрации, о нем заявили в столицу и вскоре доставили в ближайшую столицу. Здесь их уже поджидала республиканская, российская и зарубежная пресса. Вместе с ними в гостинице Данко встречала, как она представилась всем — его подруга Ангела. В общей суете Зарина оказалась на заднем плане, и почти никто не поинтересовался, кто эта скромная девушка, которая особенно-то старалась и не высовываться. В гостинице их расселили отдельно, причем Данко предоставили шикарные апартаменты, а ей небольшую, но чистую комнату с минимальными удобствами. Но Зарина, не привыкшая к роскоши, была благодарна даже этому. Она с большой радостью приняла теплый душ, обрадовавшись настоящему шампуню и душистому мылу. Вытираясь махровым полотенцем, девушка с интересом стала разглядывать себя в зеркало.  Она похудела, и на загорелом лице явственно проступали высокие скулы. Волосы выцвели, и их не мешало бы постричь. Нормальную одежду – белье, светлые брючки и блузку ей дали еще в том райцентре. Правда, размер был не ее, но это не важно. Главное все новое.

Спустя некоторое время к ней постучались. Обрадованная Зарина поспешила открыть дверь, в надежде увидеть за ней Данко.   Но в коридоре стояла высокая девушка, в роскошном белом костюме. Не спрашивая разрешения она зашла в комнату и кивнув Зарине присела на кровать. Сняв огромные солнечные очки, девушка внимательно разглядывала Зарину.

-Узнала меня?

-Нет, я вас не знаю. – Честно ответила она.

Красиво прочерченные брови гостьи удивленно приподнялись. Ангела, а это была она, искренне считала себя звездой экрана и глянцевых журналов. Особенно ее популярность возросла после непродолжительного романа с Данко. Инициатором разрыва выступил он сам, но хитрая Ангела обставила это дело таким образом, что все стали говорить, что именно она дала отставку ветреному и капризному бабнику. Ангела была дочерью бывшего политика и опытной охотницей за состоявшимися и состоятельными звездами. Услышав о произошедшей катастрофе и том, что ее бывший парень выжил, она моментально поняла, что может извлечь из всей этой шумихи колоссальную выгоду. Главное вовремя оказаться рядом с Данко и стать для него спасательной и путеводной звездой. Все, шло именно так, как и задумывалось, но прибыв на место, она вдруг обнаружила рядом с ним небольшое недоразумение в виде блеклой девушки. Ничего особенно – обычная, не очень симпатичная и фигурка с ростом так себе. Зарина была ей явно не соперница. Ангела рассчитывала перевести всю эту шумиху на себя, но для начала ей надо было убрать это недоразумение со своего пути. Интриганка и опытная, прожженная жизнью и обстоятельствами Ангела сразу поняла, что перед ней самая обычная простушка, которую легко можно будет ввести в заблуждение.

-Ты не знаешь меня? – Еще раз уточнила Ангела, — что же, очень хорошо! Тогда будем знакомы. Я сестра Данко и его, можно, так сказать, доверенное лицо. Давай-ка, мы с тобой спустимся в кафе и там посидим. Чтобы нам с тобой никто не помешал посекретничать.

Очаровательно улыбаясь Ангела, вывела Зарину из номера и постаралась увести ее подальше. Она боялась, что в номер может зайти Данко и все ее планы рухнут.

В недорогом кафе, кроме салатов, десерта, сока и кофе больше ничего не предлагалось. Ангела взяла для Зарины пирожное и кофе и в ожидании заказа доброжелательно улыбаясь, попросила рассказать обо всех мытарствах последних дней. Особенно ее волновал сам Данко.  Улыбка, показное сочувствие сестры настолько расположило девушку, что она с радостью описала ей про то, как Данко получил рану, как она за ним ухаживала, про пилота и драку с ним и даже про то, что Данко предложил ей выйти за него замуж. Если бы Зарина была бы хоть немного искушенной в тех играх, в которые играла Ангела, то уже давно бы по выражению лица последней поняла, что та уже приготовила для нее другое развитие событий.

Выслушав Зарину, Ангела взяла ее за руку и, глядя ей в глаза вкрадчивым голосом начала:

-Милая моя. Все, что ты мне рассказала ужасно трогательно. Но Данко всего лишь подчинялся обстоятельствам, как и любой мужчина на его месте, воспользовался ситуацией, и ты немного недопоняла его. Видишь ли, он, как и все, давал тебе обещания, которые не собирался выполнять. На тот момент его естественно переполняли чувства к тебе, он был героем и был признателен тебе. Но не более.

Зарина чувствовала, как у нее сдавило виски, и в ушах начался шум. Значит, она опять себя обманывала, и все это было иллюзией. Но, ведь и она сама, еще там решила и знала, что дальше и выше гор это не получит дальнейшего развития.   Действительно Данко, как и любой мужчина всего лишь пользуясь ситуацией, закрутил с ней мимолетную интрижку и как актер создал красивые декорации из своих слов. Он же герой любовник и надо было соответствовать случаю. А сейчас, не придумав ничего лучшего, он попросил свою сестру поговорить с ней и указать на место Зарины в этой жизни. Спасибо, что так. Другие парни, просто исчезали из ее жизни, ничего не объяснив.

-Я все поняла. Спасибо. – С трудом выдавила Зарина из себя, — мне, наверное, нужно вернуться назад в гостиницу.

-Подожди! Я могу помочь уехать тебе на родину. Меня и Данко об этом попросил. Ты ведь сказала, у тебя дочь и она ждет тебя? А здесь эта волокита протянется несколько дней. Пока все выяснят, возьмут показания, возможно, опять повезут к месту крушения. Пройдет недели две, не меньше Тебе, ведь все это не к чему?

Зарина с надеждой посмотрела на нее:

-Правда, поможете? Но у меня нет документов и денег.

-Насчет этого не переживай. Я уже договорилась с одним местным пилотом, он возьмет тебя на борт, и ты долетишь прямо до своего города.

При слове пилот Зарина вздрогнула, но сразу взяла себя в руки.

-Что ж, лететь так, лететь. Когда мы полетим? Я могу прямо сейчас. У меня в номере нет никаких вещей. Я же все потеряла.

Ангела чуть не запрыгала от радости.

-А поехали прямо сейчас. Я тебя сразу и отправлю. А Данко передам большой привет.

 

*****

 

Прошло уже три месяца, с тех пор, как большой авиалайнер, на борту которого неофициально летела Зарина,  приземлился в аэропорту Казани. Сейчас у нее были далеко не лучшие времена. Документы, за которыми она летала на бывшую родину, как и те, которые у нее были, сгорели в рухнувшем самолете. И сейчас она была нелегальным лицом. По всем телеканалам почти месяц показывали Данко и его девушку Ангелу. Зарина сразу узнала в ней ту, которая назвалась его сестрой. Как бы то не было, но никто из них, не разу в своем интервью не упомянул ее имя. Данко выжил один и Ангела его спасла. И никакой Зарины рядом с ним не было. Правду знал лишь пилот, имя которого Зарина так и не узнала, но он укушенный змеей упал со скалы. Ей никто и никогда не поверит, даже если она выступит с этим сенсационным заявлением, что спасла знаменитого парня от смерти. Единственным человеком, который ее выслушал и поверил, была сестра. Шокированная услышанным, она требовала, чтобы Зарина рассказала журналистам всю правду, для всех это станет настоящей сенсацией. Но Зарина твердо стояла на своем. Ну, во-первых, кто ей поверит. Сочтут ее рассказ выдумкой, желанием очередной поклонницы заявить о себе своему кумиру. Во-вторых, если Данко решил не называть ее имени, значит ему так нужно, а дешевая слава ей не нужна. В душе она продолжала любить его и с трепетом вспоминала каждое мгновение проведенное рядом с ним. Ведь это был ее сказочный отрезок жизни, который больше никогда не повторится.

 

Зарина даже не догадывалась, какую реакцию у Данко вызвал ее поспешный отъезд. И если сказать, что он был крайне удивлен, когда узнал, что Зарина уехала, даже не попрощавшись с ним, то это значит, ничего не сказать. Да и он сам виноват в том, что упустил ее из виду. Едва переступив порог гостиницы его, взяли в оборот журналисты, представитель посольства, да еще и эта Ангела. Откуда и зачем она вообще взялась? И что за бред несет про его Зарину?

Почему Зарина запретила даже упоминать о себе и просила его, не искать встреч с ней? Что случилось? Неужели Ангела стала доверенным лицом Зарины или наоборот злой разлучницей. Но Ангела была так убедительна и сказала, что многое в самом Данко, как выяснилось  так коробило и вызвало  негативные чувства у Зарины. Она едва дождалась того момента, когда сможет наконец-то избавиться от своего мучителя. Ее единственным желанием было вернуться домой и забыть весь этот кошмар, забыть Данко и поэтому просила не говорить никому о ней.  Иначе она сделает заявление для прессы и на Данко заведут уголовное дело, за убийство пилота. Последнее подействовало на него, как удар электрошокером. Неужели это возможно? Он впервые в жизни  по-настоящему влюбился в эту смешливую, наивную и такую храбрую, смелую девушку.  Ему казалось, что вот наконец-то он нашел именно ту, которую ждал – искреннюю и душевно чистую.  Они столько всего перенесли и вынесли, впереди их ждала счастливая и совместная жизнь. А в итоге?

Мир для Данко погрузился в какой-то хаос и опустел. Он не видел смысла в своей жизни. Рядом были какие-то люди, что-то делали, говорили, указывали, что делать и говорить ему. Но каждый день проходил в тумане и сквозь эту пелену он никого не замечал и не видел. Пробовал пить, но спиртное вызывало глубокое отвращение. Все вокруг кричало о его Зарине. В каждой девушке и даже в Ангеле он видел только Зарину. Данко даже не предполагал, что любовь бывает такой жестокой и вызывает такую мучительную боль. Он пытался искать ее в социальных сетях. Там было тысячу Зарин, а ее не было. Он хотел найти ее, чтобы хоть так видеть ее жизнь, читать ее мысли, слушать то, что слушает она, смотреть то, что смотрит она. Но вдруг вспомнил, что у нее нет даже телевизора, не говоря даже о компьютере. Не было у нее и телефона, который у нее украли. Он не знал ее номера, не знал ее фамилии. Он вообще так мало знал о ней!

Рядом с ним, хотел он этого или не хотел, постоянно была Ангела. Ее назойливая опека, желание быть всегда рядом стали раздражать его. Она устраивала какие-то сумасшедшие фото-сессии, тащила его на презентации, премьеры, выставки, модные показы. И везде позиционировала себя, как его невеста. Данко вяло отмахивался от ее назойливости и на вопросы журналистов об их отношениях отвечал уклончиво. Он искал уединения и все чаще стал уезжать в отдаленные, глухие места. Ездил на Алтай, побывал на Кавказе и неделю пожил на Тибете. Но это все было не то. Он хотел найти место, которое было бы похоже на тот высокогорный уголок, на ту хижину, где они были счастливы вместе с Зариной. Из брутального супермачо, некогда любившего шумные, пьяные вечеринки, постоянного клиента ночных клубов, он превратился в угрюмого и нелюдимого, замкнутого человека.

В октябре Данко предложили главную роль в боевике. Съемки планировалось начать на берегу океана. Данко решил, что смена обстановки немного отвлечет его от постоянных воспоминаний. Прилетев и устроившись в гостинице, он спустился вниз, чтобы поужинать. За столом, зарезервированное на его имя сидела Ангела – это его удивило. В последнее время он был довольно груб с ней и ясно дал понять, что между ними все кончено.

На Ангеле было короткое, сексуальное платье. Глубокий вырез на юбке обнажал ее загорелые, длинные ноги, а декольте демонстрировало почти обнаженные упругие и высокие груди до самых сосков. Мужчины с интересом оборачивались на столь шикарную и аппетитную блондинку. Но Данко прекрасно знал, что за красивым фасадом скрывается глупая, пустая и жадная особа, не имеющая и понятия о чести и морали. Ее идеалом являются деньги и слава. Его удивляло, что вообще было у него общего с этой женщиной все это время, неужели он был настолько глуп и жаждал лишь плоских утех, не замечая гнилое нутро Ангелы.

Несмотря на нужду и бедность у Зарины был богатый внутренний мир. Она умела ценить дружбу, была искренней, и даже если ей было плохо самой, старалась в первую очередь заботиться о нем, о Данко. Сравнение двух девушек вызвало в нем  потухшие чувства безысходности и тоски.

-Зачем ты приехала? Мы же все решили с тобой? – Раздраженно бросил он Ангеле.

-Это ты решил дорогой, а не я. Вообще-то режиссер пригласил меня сниматься в роли твоей девушки.

Данко, прикуривавшей в это время сигарету, так и застыл с зажженной зажигалкой в руках.

-А почему я об этом не знаю?    На эту роль уже была утверждена другая актриса.

-С моими талантами не трудно переубедить режиссера и продюсера. – Кокетливо заметила девушка и наманикюреным ногтем подтянула повыше подол юбки.

-Значит, я откажусь от этой роли.

-Да ты, что с ума сошел? Это же высоко бюджетный, совместный фильм. Эта роль для нас обоих оскароносная.

В это время к ним подошел официант и на английском языке уточнил:

-Вашей девушке подавать то же, что вы заказали себе?

-Да. – Машинально ответил Данко и уже обращаясь к Ангеле. – Вот и получай без меня своего Оскара.

-Ты псих! Посмотри на кого ты стал похож! Куда делся крутой Данко, который не пропускал мимо себя не одной юбки! Который был звездой всех вечеринок.

Официант принес на двух серебряных тарелках рыбное блюдо.

-Что это? – Брезгливо отодвинула Ангела от себя сервис.

-Как заказывали — королевская форель. Приятного аппетита.

-Я ненавижу рыбу, тем более форель! Ты издеваешься надо мной? Я вообще не понимаю, как можно есть эту мерзость? Конечно, эта шлюшка приучила тебя в горах есть это. И ты посмел заказать для меня рыбу, и ты сравниваешь меня с этой дешевкой?

Страшная догадка, словно молния, озарила Данко.

-Постой, что ты сказала? Откуда ты знаешь про форель? Так, это ты? Это ты все подстроила, ты сделала так, чтобы Зарина уехала и соврала мне?

Ангела испуганно захлопала глазами, она никогда не видела Данко таким разъяренным.

-Ты чего? Да она сама. Взяла деньги и улетела. Зачем тебе нужна такая. Она же никто. Посмотри на меня и вспомни ее.

Зря она так сказала. Данко смерил ее взглядом, в котором было столько презрения и ненависти к ней.

-Что ты вообще понимаешь? Ты хоть знаешь, что ты наделала? Ты же и мне и ей жизнь погубила. Она меня там спасала, хотя сама чуть не умерла. А я как последняя тварь, поверил тебе, предал ее.

 

 

 

*******

Данко не знал, где искать Зарину и никто не знал о такой девушке. Детективы установили  через аэропорт в Таджикистане фамилию девушки, которая должна была улететь в Казань, но не улетела. И все, на этом ее следы терялись, она не была нигде зарегистрирована.   Тогда Данко собрал большую пресс-конференцию в Москве и дал сенсационное интервью о своем спасение и об огромной роли в этой истории девушки по имени Зарина. Через средства массовой информации он просил всех, кто знает ее, откликнуться и сообщить ему за вознаграждение о месте ее нахождении.

О том, что ее ищут, любят и просят простить, Зарине сообщила ее сестра. Она же и позвонила по указанному номеру. Несмотря на все уговоры Зарины. Уж кто, а родная сестра знала, что Зарина давно простила своего Данко и ждет встречи с ним.

Через полгода неожиданно стала известна и судьба Аллайры. Она не погибла, а выжила. Но только от сильного ушиба потеряла память. Ей каким-то чудом удалось добраться до кишлака, но с другой стороны горы. Потрепанная, в ссадинах и ушибах, но все же такая же яркая и своеобразная женщина, спустившаяся с гор, привлекла внимание местного бая. Его восточный и бешенный темперамент  пришлись весьма по вкусу сексуально озабоченной певицы.  Так популярная звезда стала любимой женой узбекского бая и даже выучила местный диалект, а он стал говорить на ломанном английском. А когда ее память вернулась к ней, то она забрала с собой своего любвеобильного мужичка, сделав из него мировую знаменитость. Ведь всю эту историю они сумели красиво преподнести и выгодно продать. Брак у них получился весьма колоритным и гармоничным.

Данко и Зарина поженились. Он удочерил ее дочь и стал любящим и заботливым отцом двоих детей, которых ему родила Зарина. Они живут счастливо и часто вспоминают горы и не забывают те обстоятельства, при которых их свела судьба.  Красота, величие, первозданность гор надолго останутся в их сердцах, будут вызывать ностальгию и желание вернуться туда еще раз.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *